Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
03 декабря, пт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
03 декабря, пт

Мир мечты Светланы Корнюхиной

30 июля 2021
1

«Белая птица с черной отметиной», – так о себе пишет Светлана Михайловна КОРНЮХИНА. Легкая, как морской бриз, яркая, как солнечный блик на воде, солнечная, как утро на море, изящная, как морская красавица-чайка. Талантливая писательница, журналист, педагог. 

Мы от души поздравляем замечательную женщину, друга, мать, бабушку, коллегу с недавно отмеченным юбилеем! Желаем, чтобы судьба была всегда к вам благосклонна и щедра на приятные подарки, чтобы с легкостью сбывались все намеченные планы.

Будьте истинной царицей своей жизни и по указам собственного сердца создавайте вокруг себя мир любви и мечты!

Ваши «зеленоламповцы»


Одуванчиковая метель

Как пушист, и прозрачен, и хрупок

Одуванчика белый наряд!

Тонко сотканный зонтчатый купол

Семенами готов одарять.

Он застыл на зелёненькой ножке,

Ожидая, когда прилетит

Тот шальной ветерок придорожный,

И сорвёт, вознесёт, закружит,


И умчит на чужие просторы,

В незнакомый суровый рассвет,

Где весной без труда и без споров

Позолотой плеснёт первоцвет.


Всё в природе понятно и просто.

И прекрасно. Без лишних затей.

И бессмертьем кружит над погостом

Одуванчиковая метель...

Не сетуй, друг мой, на дожди

Не сетуй, друг мой, на дожди.

И луж не бойся... Подожди.

Взгляни на этот мокрый мир,

Земли и неба буйный пир!

В нем – очищенье от невзгод,

От суеты, мирских забот,

От пыльной славы, злых обид,

От мелочей в понятьи «быт».


Не сетуй, друг, и не спеши.

Ты чистотою подыши,

Проветри душу, сердце, мозг.

Уйдут и фальшь, и лишний лоск.

Лицу позволь хоть на мгновенье

Принять природы омовенье.

И станет взгляд на мир мудрей,

Улыбка на устах добрей.


В ладони дождь едва поплачет – 

И вмиг ладошки станут мягче.

Загладят лаской столько бед,

Теплом обнимут целый свет.

Почувствуй силу своих рук

В рукопожатьи… Ну же, друг!

Испив дождинок чистых гроздь,

Ты скажешь: «Как прекрасен дождь!»

Но друг поежился… И что же?

Взял зонтик, шляпу и калоши…

Полосатая тельняшка

Полосатая тельняшка!

Тем она и хороша,

Что под ней живёт большая

И отважная душа!

В сине-белые полоски

Зашифрованы не зря

Соль земли родной, неброской,

Синь морей. Семья. Друзья.

Полосатая тельняшка!

Символ Веры и Любви!

Боль – с отвагой и бесстрашьем. 

Жизнь – как в храме на крови.

Полосатая тельняшка!

Море с берегом в ладу,

К телу ближе нет «рубашки» –

Ни в раю и ни в аду...

Полосатая тельняшка – 

Мой по жизни оберег.

Даже если будет тяжко,

Проживу достойно век…

Сиреневый дурман

И вновь окрест весна бушует,

Расцветив акварелью луг.

Нектар цветов испить спешу я,

Смешав совсем «не по фэншую»

Все ароматы трав вокруг.


Дурман сирени пышногрудой

Навеял первых вёсен сны

И чувств, нелепо безрассудных,

И без оглядки на тот судный,

Последний самый день весны.


Теряясь в дебрях буйноцвета,

Желая «счастьем» запастись,

В одну мы верили примету:

Счастливым будет жизни лето,

Когда отыщешь «пятилист».


Найдёшь – и тайное желанье

Звездой умчится в небеса.

Съешь пятилистник. На прощанье

Улыбка светлым обещаньем

«На счастье!» разомкнёт уста…


И счастье было. Пусть – немножко.

Опавший цвет развёл мосты.

Но я к тебе тропой неброской

Несу сиреневую роскошь,

Мой пятилистный монастырь.

Мы с тобою две птицы...

Мы с тобою – две птицы с черной отметиной,

В чудном танце синхронном, музыкальном без нот.

Метка черная – признак любви долголетия,

Упоение счастьем – изящный полет.

Белоснежные перья – чистоты бесконечность,

И размах сильных крыльев – защита от бед.

Мы с тобою – две птицы, обреченных на верность.

Обвенчала Природа и взяла с нас обет...

Сад-невидимка

Бело-розовою дымкой

Вспыхнул яблоневый сад,

Растопил на сердце льдинку,

Как десятки лет назад…


Помнишь? Прятались в тумане,

А туман – как молоко…

Терпкий поцелуй в дурмане

Ароматных лепестков?


Ветерок – ночной прохожий –

Нашептал легко слова.

Всё смущение, похоже,

Спрятал в крылья-рукава.


И унёс. Попутно ветку

Незаметно обломил.

Чёрную оставил метку

На судьбе того, кто мил.


Я поломанное чудо

Подняла, взяла с собой.

«Свет мой, цвет, молиться буду.

Поживи денёк-другой»…


Снова белоснежной дымкой

Вспыхнул яблоневый сад,

Для влюблённых – невидимкой,

Как десятки лет назад…

Дегустация жизни

Вкушаю терпкое вино:

Любовь, игра и лад.

Другой глоток. Уже оно:

Страданье, рай и ад.

А после третьего – держись!

Открытая дискуссия...

Неважно, как сложилась жизнь,

Важнее – послевкусие…

Графская пристань 
Родному Севастополю

Мой верный лев, мой страж гривастый,

Несущий службу столько лет,

Мой мраморный дружище, здравствуй!

Поглажу лапу? Дай ответ...

Свидетель битв морских, походов,

Ты разделял немало бед

С сынами русского народа

И помнишь радости побед.

Ты ласков был и вновь печален,

Когда неслышно наблюдал,

Как на разрушенном причале

Ребячий люд в войну играл.

Здесь, посреди развалин графских,

Впервые прозвучал мой крик.

И ты, как гувернер заправский,

Назвался крестным в сей же миг.

Твой гордый взгляд лучился лаской.

Младенцу – лучший оберег,

Он мирно спал в  своей коляске

Под боком льва – царя зверей.

Ах, как мы были солнцу рады!

То песни пела тишина,

То громом марша на параде

Честь отдавала нам страна.

Слепили белые мундиры,

Сверкали блеском ордена.

В чеканном шаге командиров

Плескалась кортиков волна...

Минули прочь времен завалы,

Пилоны гордо встали в рост,

Я снова с родиною малой

Спешу на встречу в мой форпост.

Причалю к пристани я Графской.

Здесь не была я столько лет!

Мой мраморный дружище, здравствуй!

Слеза скупая мне в ответ...

Паутина

На дворе повисла сырость-пелена,

Странную картину вижу из окна:

В паутине веток гибнет лунный лик,

В лабиринте ночи бьётся каждый блик.

В чьи паучьи сети, пленница-луна,

Ты попала снова? Знать, не я одна…

Не разгонит ветер плети пауков,

Не разрушит ливень, не сорвет оков.

В доме загорится трепетно свеча,

Паутинка кружев ляжет на плечах,

На окне послушно лунный круг замрёт.

Ну, какого чуда  от меня он ждёт?

Я найду ту точку, где началом нить,

Где от счастья точно мне хотелось выть.

И движеньем  верным нить сверну в клубок.

Ни разрывов глупых, ни узлов. Мой бог!

До рассвета буду путы расплетать

И себя с тобою заодно спасать.

Обретем свободу хоть на малый миг.

В паутине жизни – тысячи вериг...

Всему своё время

Время подснежника. Время для розы.

Время поэзии. Время для прозы.

Канули в вечность юности страсти...

Так почему среди прочих напастей

Тонким подснежником в сладостный миг

Юный и звонкий рождается стих?

Время романса и время для марша.

Время «моё» и время есть «наше».

Жизнь прагматична, как никогда...

Но почему среди дня иногда

Так полоснет вдруг тоской по душе?

«Наше», «моё» –  всё не важно уже.

Время идеи и время свершений.

Время прозрений и предубеждений.

Эры, эпохи ползут и несутся...

Но почему не хочу я проснуться

Где-то не здесь, в параллельных мирах,

Время забыв в карамельных пирах?

Материал опубликован в выпуске «Власть Труда» №30 (18.529) от 29.07.2021