Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
03 декабря, пт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
03 декабря, пт

Мануэл Жозе Монтейро да Круш ДОУРАДО: «Люблю Россию!»

29 июля 2021
0

«Люблю Россию!»

Португалец встречал нас на веранде собственноручно спроектированного и построенного дома в одном из дачных обществ на территории Минусинского района. Из колонок на ступеньках лилась иностранная музыка, тщетно пытаясь перебить переливы русской гармошки одного из соседей. Мануэл сразу пригласил внутрь, в тенек и прохладу.

– Когда говорю друзьям в Португалии: «Я хожу на пляж в России», – они не верят: это невозможно! Потому что «железный занавес» есть и сейчас, у нас ничего не знают о России, многие до сих пор уверены, что здесь вечные снега и медведи.

Для Мануэла Россия – особая страна. Здесь он встретил свою будущую жену, с которой прожил семь лет в Португалии. Сюда же он ездил в течение следующих пяти лет, пока не добился регулярных встреч с сыном. И за эти годы понял, что хочет жить в России. Пожил в Тольятти, Сочи, Москве, Самаре, побывал на Дальнем Востоке...

– Почему выбрали Сибирь? Не остались в европейской части страны?

– Еще в молодости часто думал о Сибири, и когда наконец-то у меня появилась возможность побывать тут лично, я сделал это. Прилетел в Абакан. И когда проезжал по мосту через реку Енисей, поразился панораме, которая открылась мне. Тогда и решил: остаюсь здесь. Купил «скелет» дома на высоком берегу. Конечно, заплатил больше, чем он стоил, кстати, с этим я часто здесь сталкиваюсь: как только слышат мой акцент, сразу цена, неважно на что, вырастает. Думают, раз из Европы, то у него все хорошо, много денег. В России бытует мнение, что жить хорошо – это значит иметь много денег. Это не так.

– А что для вас «жить хорошо»?

– Чтобы жить хорошо, достаточно обустроить пространство вокруг. Взять ту же стелу, на которой написано «Братский мост» – почему она не освещена? Я уже и в администрацию Минусинского района по этому вопросу ездил. Площадка перед ней – традиционное место для молодоженов, они приезжают сюда делать красивые снимки, но только днем, вечером здесь темно! Впрочем, и днем здесь есть чему испортить кадр – кругом мусор! Я так удивился, когда увидел, где здесь раньше складировали мусор: в бетонной плите, которую установили на самом видном месте! Хорошо, что сейчас ее убрали. Но старые туалеты так и не заменяют на новые и не убирают с видного места!

Вообще с туалетами в России беда. Ездил по трассе до Красноярска, по дороге встречал немало заведений – кафе, заправки, и всегда здание туалета – отдельно, и всегда очень грязное. У нас такого нет, потому что если будет грязно, каждый посетитель сделает замечание владельцу, и тому станет стыдно, и он наведет порядок. Русские же относятся к этому равнодушно, и владелец думает, что так содержать туалет – нормально. Даже про ямы на дороге вы спокойно говорите: «Что вы хотите? Это же Россия!» Но что могут португальцы, чего не можете вы, русские?

– И часто вы замечаете разницу в менталитете?

– Когда я женился на русской, не понимал, насколько мы разные. Когда родился сын, она сильно изменилась. Только сейчас, пожив в России, я понял, почему. Оказывается, для российской женщины ребенок всегда в приоритете. В Португалии для всех, неважно, мужчина ты или женщина, на первом месте – работа. А сейчас я сам, когда жена увезла сына в Россию, ради ребенка не только работу бросил, – в другую страну переехал! Сейчас у нас налаживаются с ней отношения, она даже помогла мне вид на жительство в России оформить.

– Недопонимание в семье возникает еще и оттого, что люди не общаются друг с другом...

– Сейчас я это понимаю. Для примера: в Тольятти я подружился со своим адвокатом. И вот однажды он решил познакомить меня с женой. И мы поехали в ресторан, потому что у вас посещение ресторана – это очень важно. У нас же – нет, у нас ресторан – обыденность, я могу прийти туда в любое время покушать, посмотреть футбол, поговорить о политике, встретиться с друзьями... Так вот, мы провели в ресторане около полутора часов, и представьте: за это время они друг с другом и словом не перемолвились! Разве это отношения между мужем и женой? Мне бы так не хотелось. Я уже потерял жену, не хочу повторять свои ошибки.

– То есть уже не планируете жениться на русской?

– Если встречу серьезную девушку – возьму замуж. Мне нравятся умные женщины. Чтобы было интересно общаться с девушкой, а не только смотреть на нее. Мне нужна женщина-партнер, с которой мы вместе будем решать проблемы и радоваться жизни. Но здесь с этим сложно.

– ?

– Попробую объяснить. У нас женщина и мужчина имеют не только равные права, но и обязанности. У вас же принято, чтобы только мужчина был сильным, можно даже так: мужчина обязан работать, а девушка – нет. У вас девушка как принцесса: для нее важны макияж, одежда. Девушки не эмансипированы, они зависят от мужчины.

– Может, потому что им это не нужно? Или вы хотите так: вы дрова рубите, и ваша женщина рядом с вами с топором?

– Нет, зачем такая крайность? Но мне хочется, чтобы все решения и ответственность за последствия их принятия брали на себя двое. Решили купить машину – вкладываются оба: 50 на 50.

Вместе с тем традиционные семейные ценности России мне близки. Раньше, в годы моей молодости, мы и знать не знали про гомосексуалистов, транссексуалов и т.п., а сейчас появились организации, которые пропагандируют эти движения: мужчине можно жениться на мужчине, женщине выйти замуж за женщину. И таким семьям можно усыновлять детей!

Недавно я ездил в Португалию и пришел к выводу: это уже не моя страна. В Европу пустили много эмигрантов, у них другая культура, которую они навязывают нам. Понимаете? То есть приехали к нам домой и заставляют нас жить по их правилам! Потому что приехали не лучшие представители своих наций, лучшие и в родной стране востребованы.

Помню, когда я жил в Сочи, в мире вспыхнула полемика, когда Путин заявил о приверженности к традиционному укладу семьи. Мол, это неправильно, вот в Европе, Америке люди более просвещенные – лоббируют интересы геев, транссексуалов и т.п. И тогда Путин заявил, что Россия открыта приезжающим. Однако любой мигрант должен уважать традиции России. Это обязательное требование русских к гостям. И я с ним согласен. Я уважаю вашу культуру, многое мне пока непонятно, с чем-то я могу не соглашаться, но я не могу ее не уважать.

Допустим, непонятно, почему здесь так много молодых девочек с детьми, они же еще жизни не видели, а уже стали мамами. Но мне нравится здесь жить, и я хочу здесь жить!

– Чувствуется, что и дом вы строили с прицелом поселиться здесь на долгие годы...

– То, что я буду жить в доме, я понял еще во время локдауна в Москве, который я провел в квартире в 40 квадратных метров, слоняясь от стены к стене. Здесь я могу выйти к бассейну, сходить в баню, погулять по двору, посидеть на веранде, глядя на Енисей (правда, до сих пор так в нем и не искупался: вода холодная, да и течение здесь сильное).

Мечтаю о газоне – заплатил деньги человеку, который назвался мастером, но обманул: газона так и нет...

А вообще я специально такой дизайн выбрал: большие панорамные окна на все стороны света, чтобы в доме было много солнца. Вокруг такая красота – Енисей, скалистые берега, – я хочу это видеть, поэтому от маленьких окон отказался сразу.

– Большие окна – большие потери тепла зимой, а зимы у нас длинные в отличие от Португалии...

– Первая зима действительно для меня была сложной. На второй год проживания здесь я сделал электрическое отопление, и проблема исчезла. Это вы привыкли, чтобы в помещении зимой было так тепло, чтобы можно было ходить в шортах. Для нас прохлада в доме зимой – норма, потому что отопление у нас не очень, а очень-очень дорогое. Да я и люблю прохладу. Я же родился на севере Португалии, так что российский снег не удивил меня.

Как только сделаю все документы, осяду здесь. Помимо всего прочего, я еще не хочу платить по два евро за литр бензина. И налоги – у нас 42% налогов на доходы, это очень много. Впрочем, сейчас и работы в Португалии для меня нет – из-за пандемии все концерты (а я обеспечивал их аудиоаппаратурой) отменены.

– Кстати, о пандемии. Вы уже вакцинировались?

– Да. Медицина в России мне нравится – все делается быстро, профессионально. Плохо, что больницы – и сами здания, и оборудование в них, – старые, ветхие. Нет удобств для посетителей, которые стоят в коридоре. Только в Москве все по-другому. Как будто все деньги у вас – в столице, на периферию не хватает.

А вообще пандемия сводит людей с ума. В Европе все очень жестко: снял маску, чтобы глотнуть кофе, – штраф, спустил ее на подбородок – штраф. Я сделал прививку «Спутником-V», но в Европе эту вакцину не одобрили. И, хотя понятно, что это глупость, мне все же пришлось сделать ПЦР-тест, когда летел обратно в Россию через Рим. Заплатил за него 100 евро…

– Какие еще открытия для себя сделали в России?

– Красивые женщины! Когда впервые приехал в Россию и увидел девушек, воскликнул: я в раю женской красоты! Русские мужчины избалованные – у них такой большой выбор, неудивительно, что у многих и две, и три жены в прошлом.

Интересно, что в России я не могу пригласить замужнюю женщину на ужин, сходить с ней на дискотеку. В Португалии – нет проблем. Потому что все воспримут это как встречу друзей. У нас друзья – это друзья, а секс – это секс. У вас эти понятия зачастую перемешаны. И для меня это проблема. Я хочу дружить и с мужчинами, и с женщинами. С чистыми намерениями. Но в России это не получается. И это для меня проблема.

– А чем удивит нас Португалия?

– Когда вы приедете в Португалию, вы воскликнете: я в раю вкусной еды! Мы живем на берегу океана, и у нас очень много вкусных блюд из рыбы. А еще – много вкусных супов! У нас даже в «Макдоналдсе» подают суп, чего нет ни в одной другой стране мира, потому что супы в португальской кухне в приоритете. В России, кстати, тоже вкусные супы – грибной, куриный.

– Мануэл, знаю, у вас возникали проблемы с документами в нашей стране – у вас слишком длинное для России имя…

– Да, и это странно: у русских три имени – своё, папы и фамилия. У меня, как и у других португальцев – свое, папы, мамы и фамилия. Мое полное имя состоит из: Мануэл – это я, Жозе – мой папа, Монтейро да Круш – мама, а Доурадо – это фамилия. Поэтому в документах часто путают, считая за фамилию имя мамы. А друзья зовут меня еще короче: Мануэл. И я уже начал к этому привыкать.

Материал опубликован в выпуске «Власть Труда» №30 (18.529) от 29.07.2021