Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
19 октября, вт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
19 октября, вт

К сердцу Путорана

Фоторепортаж
23 сентября 2021
104

Мне было без разницы, на чем ехать и в каких условиях жить. Это была уже третья попытка добраться до Яктали – правого притока Курейки на плато Путорана.

Поэтому плацкарт на воде был принят на ура – 12 лежанок, защищенных от ветра, дождя и медведей, с дровяной печкой для отопления и кухонькой с газовой плитой можно назвать таежным люксом на 7 звезд.

Плацкарт кораблика «Том Сойер»

Все попутчики – опытные туристы, а некоторые просто повернуты на путешествиях. Карелия, Камчатка, Алтай, Северный Урал, Саяны, Командорские острова, Новая Земля, Монголия, Китай, Новая Зеландия, Кавказ, Казахстан, Иран, Индия, Тибет. Пляжников – нет. Разговаривают на «птичьем языке», составленном из названий всяких «снаряг» и известных только им брендов, например, подошвы обуви. Для некоторых эта поездка была лишь прелюдией большого путешествия: Ольга и Алексей вышли на озере Дюпкун и ушли в поход по плато Путорана на 12 дней.

Начало пути – это два дня безделья. За окном однообразный речной пейзаж с легким северным колоритом. Можно прочитать отложенные книжки или просмотреть скачанные фильмы, – с зарядкой гаджетов на лодке проблем нет. Яркое пятно – полустанок рыбаков, деревня Курейка, где отбывал ссылку Иосиф Сталин. Ни памятника, ни музея здесь уже нет, но все как в прошлом веке – болотистая тайга сразу за домом, тучи комарья и штормящий Енисей. Деревня Курейка стоит в устье одноименной речки, которая берет начало в самом сердце Путорана. В 70-х годах ХХ века на Курейке построили ГЭС, а рядом городишко Светлогорск: 5-6 пятиэтажек и аэропорт. Было бы лучше стартовать отсюда, но «КрасАвиа» кочевряжится, и билет до Светлогорска купить почти невозможно.

Поэтому день шли до Светлогорска от Туруханска и еще полдня объезжали ГЭС. Здесь случилось тесное знакомство с комарами. В начале июля еще нет ни мошки, ни кусучих больших мух – только комары, много комаров. Поэтому все одевались как пасечники, идущие за медом. Водохранилище Курейской ГЭС засорено плавающим лесом. Эти «северные крокодилы» то и дело пытались оторвать ходовые винты.

Устье реки Курейки, где проходит черта Полярного круга, отмечено знаком

К вечеру второго дня добрались до озера Дюпкун. Здесь, собственно, и начинается плато с его глубокими речными ущельями и водопадами. Перед сном закинули блесну – без результата. Все списали на криворукость новичка и весеннюю «смену зубов» у щуки.

Путешествие за Полярный круг – для опытных туристов. На заднем плане – озеро Дюпкун

На третий день наконец началась движуха. Успели посетить два водопада. До каждого ходу – не больше километра. В общем, не успели находиться пешком, но оптимизм вернулся. Заехали на заброшенный кордон. Здесь похозяйничал мишка, но все вполне живое. Увы, репутация места омрачена какой-то жуткой историей с убийством, и поэтому не очень комфортно.

На четвертый день прошли озеро и разделились. Половина группы на легкой лодке пошла вверх на Курейский водопад.

Я оказался во второй группе, наша цель – окрестные водопады Дюпкуна. Мы спели отходящим, выводя мелодию «Прощания славянки», и начали отвязывать швартовы. Корабль отчалил без капитана. На нем только туристы и кок Наташа. Вот уже 2-3-5 метров разделяют наш катер и его капитана. Наташа, как истинная блондинка, нажала какие-то кнопочки – и включились дворники. Корабль по-прежнему отходил, дело обретало скверный оборот. Еще немного, и кэпу придется плыть за кораблем... Но за штурвал сел Сергей и с первой в своей жизни попытки смог причалить корабль к берегу, не разбив его о камни.

Дюпкунский водопад – самый высокий в России. Но увидеть его во всей красе можно только весной

Дорога на Севере – это направление, где собираешься пройти. Тропинки – для слабаков. К водопадам, как правило, идешь по камням – прямо по руслу речки. Здесь всегда есть возможность освежиться. По пути одна из девочек рухнула в холодную ванну, прямо в одежде. Выловили. Пока ловили, утопили видеокамеру. Во избежание новых жертв разулись и перешли речку вброд, за что получили «люлей» от кэпа – за инициативность. Но получилось все равно драйвово. На обратном пути духи места забрали у кэпа новенький телефон – где-то он все-таки нагрешил...

Рыбалка в этот день тоже не удалась. Новичок Сергей поймал на блесну какого-то обезумевшего хариуса граммов на 500, капитану не повезло совсем, и если честно, я уже начал сомневаться в «северной рыбалке». Два часа и одна рыбка – это не рыбалка. Но место оказалось удивительно красивым, поэтому девочки даже не ворчали, пока мальчики развлекались с удочками.

Одна из 15 ступеней Дюпкунского водопада

Вечером ждала банька. Комплект «собери баню сам» мы забрали с кордона и нехитрыми движениями возвели храм Мойдодыра прямо на берегу озера. Так что совет всем: берите веники. В верховьях только лиственница, и березовые веточки придется везти с собой. Кэп, кстати, нам три раза говорил: «Смотрите, последние березы, дальше не будет». Но так никто и не связал березы с баней.

На пятый день все было с точностью до наоборот. «Прощание славянки» пели нам. «Выдра» – так зовут лодку – отчалила. Эта бронированная резинка открыта всем ветрам. До Курейского водопада идти полтора часа, и тот, кто не утеплится, промерзнет до костей – мы все-таки за Полярным кругом.

Когда озеро кончилось, наконец, появилось течение. Вначале это просто река, затем берега сужаются и стены растут. С бортов в каньон стекают водопадами мелкие ручьи, а из воды вырастают шестигранные базальтовые столбы. Последние 4 километра шли пешком, но путь несложный и даже приятный.

Курейский водопад – самый большой в России. Пик паводка спал, но воды столько, что земля вокруг гудит и трясется. На месте высохшего русла образовались ванны теплой воды. Кто-то лезет даже в водопад, рискуя жизнью ради хорошего кадра.

Курейский водопад – самый крупный в России по мощности потока водосброса

На обратном пути остановились в устье Яктали, типа порыбачить. «Побурханили», а вот рыбы опять не было. Сказка о рыбаке с рыбкой таяла на глазах. Поспешили отчалить, но двигатель не завелся. Пока кэп колдовал с ручным стартером, успели сплавиться километра на полтора. В тот же вечер двинулись в обратный путь. Нас ждали 380 км водной дороги.

Разговоры о погоде – главное табу в нашем путешествии. Важно не спугнуть фарт, не обидеть оскорбительными речами духов погоды. Пока мы гостили на плато Путорана, погода была супер. «Жутики» начались на выходе. Сверху зарядил дождь и натянуло туман. Надо было рвать когти, но у щук наконец «выросли зубы», и начался клев. Минут за тридцать поймали четыре гигантских рыбины. Одну даже отпустили – столько нам не съесть. Интерес к рыбалке сразу пропал: лучше вообще не ловить, чем ловить и отпускать.

Плато Путорана не зря называют страной тысячи озер и тысячи водопадов

Отчалили, и сразу «умер» один из двух двигателей кораблика. Скорость упала наполовину, вокруг туман, из которого выплывают стволы деревьев – «северные крокодилы». Так и телепались часа три, пока не кончился бензин. Подключили резервный бак, и тут же «умер» второй двигатель. Опять сплавляемся, только в обратную сторону – ветер гонит волну. До цели еще 40 км, уже вечер, но сон не идет – все стали азартными болельщиками. Болеют за капитана. Сейчас на Севере белые ночи: свет есть. Но помощь придет только завтра. На самолет точно опоздаем.

Самая большая проблема в путешествии по Курейке – это топливо. Расстояния большие, и все приходится везти с собой. А весь бензин с водой. Поэтому перед подачей в двигатель придумали сепарировать бензин – отделять его от воды. В конце концов сепараторы захлебываются водой и погибают. Замена сепаратора вместе с фильтром спасла ситуацию. На одном двигателе к двум часам ночи мы доковыляли до Курейской ГЭС.

Порт Светлогорска еще хранит останки неоконченной секретной стройки Трансполярной магистрали

За трое суток здесь уже расплодился гнус. Бороться с ним проще, но если вы без защитного костюма, тело будет съедено в прямом смысле. Мошка оставляет на коже язвочки. Ими постепенно покрывается все тело.

При свете дня удалось оживить и второй движок. Так что в Туруханск мы пришли на всех парах. Дальше как обычно: обнимашки, прощалки, аэропорт и немного высокомерный взгляд на вновь прибывших: «салаги, мы-то знаем, что вас ждет»...

Михаил ИСАЕВ

Материал опубликован в выпуске «Власть Труда» №38 (18.537) от 23.09.2021