Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
27 октября, ср
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
27 октября, ср

Дорога к храму: Храм преподобной Евфросинии (Евдокии), великой княгини Московской, село Сизая Шушенского района

5 августа 2021
97

Дорога к храму святой Евдокии в прямом смысле выстлана цветами и мрамором. Пожалуй, ни в одной святыне юга края не встречала такого многообразия живых цветов и зелени. Окруженный яркими красками лета, высится над селом этот белоснежный мраморный храм, куда съезжаются паломники из разных уголков нашего края и соседней Республики Хакасия.

Храм святой Евдокии


«Как жаль, что мама не увидит этот светлый храм»

«Божею милостью заложен камень сей в основание храма святой Евдокии второго месяца октября лета 1995 Епископом Красноярским-Енисейским по благословению Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II».

Эта надпись украшает мраморную плиту, установленную на территории храма. Его построили всего за четыре года. А начинал строительство наш знаменитый земляк, двукратный олимпийский чемпион по вольной борьбе Иван Сергеевич Ярыгин. Его мама Евдокия Павловна Ярыгина всегда мечтала, чтобы в Сизой была своя церковь. В память о ней спортсмен и решил возвести храм на территории своей малой Родины.

Место для сооружения храма Иван Сергеевич выбирал сам. Он давно облюбовал эту площадку на высоком яру речки Голубой невдалеке от родовой усадьбы Ярыгиных. В свое время он хотел построить здесь дачный домик, но обстоятельства изменились...

Для привлечения средств на храм был учрежден общественный благотворительный фонд. В Москве друзья Ивана Ярыгина организовали попечительский совет строящегося храма. Проект церкви в Сизой Иван Сергеевич попросил сделать красноярца, талантливого, известного в России архитектора Арэга Саркисовича Демирханова.

Из воспоминаний А. Демирханова:

«Когда Иван Сергеевич увидел макет церкви, лицо его озарилось счастливой улыбкой. Он внимательно осмотрел макет и коротко заметил: «Как жаль, что мама не увидит этот светлый храм».

В первые два года строительства церкви Иван Сергеевич очень часто приезжал в Сизую и лично сам решал многие сложные финансовые и организационные проблемы. Он как будто что-то чувствовал, побуждая всех тех, кто имел отношение к строительству, делать всё оперативнее.

При жизни олимпийца объем строительных работ на возведении храма был выполнен примерно на пятьдесят процентов.

Трагическая гибель Ивана Ярыгина не остановила постройку церкви. Главным координатором строительства стал В. Малышков. Практическое руководство взял на себя младший брат Ивана Александр Ярыгин. С помощью финансовой поддержки попечительского совета Александр Сергеевич сумел подготовить храм к открытию летом 1999 года. 20 августа храм святой Евдокии был открыт торжественной службой для православных прихожан.

По церковным канонам, имя простой верующей Евдокии Павловны Ярыгиной храму давать не положено. Официально храму дано имя святой преподобной Евдокии (жены великого воина, защитника России Дмитрия Донского).

Однако народ понимает, что эта церковь – еще и памятник Евдокии Павловне, памятник всем верующим матерям России, памятник Ивану Ярыгину и его бескорыстным друзьям.

Кстати, в судьбе святой Евдокии и Евдокии Павловны есть символические совпадения. Обе родили и воспитали по десять детей, вдовствовали по 17 лет перед кончиной, на месте их домов стоят теперь гостиницы. Сколько будет жить храм Святой Евдокии, столько и будут люди помнить Евдокию Павловну, ее семью и строителей-благотворителей.

Без Бога и без Церкви не спастись человеку

Несмотря на достаточно большое население села Сизая (2300 человек), приход у храма – всего 20-25 человек. Это люди, которые регулярно посещают службы, исповедуются и причащаются и, конечно, несут свое скромное послушание. По силе и с помощью Божией помогает храму постоянная прихожанка Валентина Юдина. Вместе с Татьяной Аржаковой она ежегодно занимается благоустройством прихрамовой территории, высаживает рассаду, ухаживает все лето за цветами.

Это главные благоустроители прихрамовой территории Валентина Юдина и Татьяна Аржакова

– В основном это, конечно, заслуга нашей Танечки, – признается Валентина. – Это она у нас рукодельница. Как говорил наш прежний батюшка Сергий Лукашенко, Татьянины цветы улыбаются. Я больше рассадой занимаюсь и выполняю различные послушания. Что батюшка попросит, то и делаю.

В село Сизая Валентина Юдина приехала в 1972 году работать мастером-технологом на лесозаготовках. Несмотря на то, что бабушка Валентины была человеком глубоко верующим, в семье Юдиных, как, впрочем, и в большинстве советских семей, особенно о вере не задумывались.

– Жили да жили, детей растили, работали от зари… – говорит прихожанка. – А когда началось строительство храма, и мысли стали о Боге чаще появляться. Помню, как перед освящением храма помогали батюшке благоустраивать территорию, носили вазоны с цветами, убирали, мыли. Ждали высоких гостей, священнослужителей и строителей из Москвы. Вот так и прикипела к нашему храму. Не могу сказать, что строго посещаю все службы и соблюдаю все посты, но по мере сил несу свое скромное послушание. Семь лет отработала здесь в иконной лавке, одно время сама выпекала просфоры, хотя совершенно не знала, как это делать. Батюшка благословил, книжечку с рецептом дал и сам показал, как туго нужно вымешивать тесто. За то и прозвали меня Валентина-просфорница.

Семью Ярыгиных местные прихожане хорошо знают. Еще бы: учились в одной школе, бегали по одним улицам. И маму Ивана Ярыгина Евдокию Павловну хорошо помнят и уважают местные жители.

Дом Тамары и Анатолия Шандрыгось находился всего в трехстах метрах от дома Евдокии Павловны. Тамара (тоже прихожанка храма) запомнила Евдокию Павловну как очень кроткую, смиренную и добрую женщину.

Прихожанка храма Тамара Шандрыгось

– Она никогда не скандалила, не ругалась, – говорит Тамара (женщины прихода сознательно не сказали мне своих отчеств, в общине они называют друг друга только по именам). – В былые времена такие очереди в магазин за хлебом были, но она, хоть два часа надо будет стоять, слова худого не проронит. А ещё она никогда не навязывала веру, не агитировала и не демонстрировала себя каким-то особенным человеком. Но всем и всегда старалась помочь. В нашей деревне так заведено было: случись у кого горе, пожар или, не дай Бог, умер кто, – каждый нес, что мог. Денег-то особо не было. Но помогали едой, вещами, утварью. Так вот, при всей бедности, в которой жила огромная семья Ярыгиных, она всегда находила, что отдать.

Сама Тамара тоже не сразу пришла к вере, несмотря на то, что воспитывалась в православной семье. В раннем возрасте девочку врачи едва спасли, буквально вытащив с того света. В 11 лет – вторая реанимация и второе чудесное спасение. Уже тогда Тамара поняла, что была там, видела другой мир и знала, что люди не умирают, их души лишь расстаются на определенное время.

– Когда мне сказали, что к нам приехал священник, отец Сергий, меня будто кто подтолкнул, – вспоминает прихожанка. – Встала и пошла на встречу с ним. Храм еще не был построен, кругом строительные леса стояли, даже службу проводить негде было. А приехал батюшка под Новый год. Поселился в домике рядом с храмом (он и по сей день является домом для служащего священника. – Прим. ред.) Ни рукавиц на нем, ни одежды теплой, так мне его жалко стало. А я как раз мужу шерстяные перчатки связала, думаю, да ладно, еще навяжу, – отдала батюшке. С того все и началось! В этом домике батюшка венчал нас с Анатолием, здесь же в ванной комнате проходили обряды крещения. На речке Голубой на Крещение проводили обряды омовения. Сейчас мы с супругом уже не представляем жизнь вне храма. Анатолий во всем старается помогать батюшкам, сейчас занимается строительством лестницы на колокольню. Каждого Господь ведет своей дорогой. Кого-то через покаяние, кого-то через созидание. Но одно точно: без Церкви и без Бога не спастись человеку.

Белокаменный храм, как вещий сон

Исторически церкви в селе Сизая никогда не было. Но старожилы помнят небольшую православную общину, состоящую из женщин, которые молились в одном из сельских домов. Всю Великую Отечественную войну они молились за своих мужей и за здравие всех, кто ушел на фронт. Делали это тихо, не напоказ.

– Может быть, именно они и вымолили нам храм святой Евдокии, до строительства которого многие из них не дожили, – говорит Тамара. – Еще задолго до строительства церкви святой Евдокии одной из этих женщин приснился сон, что в селе Сизая появился белокаменный храм. Не чудо ли? Сон оказался вещим, значит, все же вымолили православные женщины, чтобы спустя годы руками знаменитого спорт-смена Ивана Ярыгина было начато строительство этой святыни.

От безверия к вере помогла прийти дочь

Как ни странно, но одни из главных нынешних послушников и помощников священников храма, Михаил и Валентина Ятины, тоже верующими никогда не были. Валентина признается, что порой, когда жизнь доводила до слез и отчаяния, она смотрела на небо и мысленно произносила: «Боженька, я знаю, что ты есть». При этом слова «Иисус» никогда не знала. Из соседнего села Майна, где проживают супруги, им из окна было видно, как строители возводят храм святой Евдокии.

Михаил Ятин, звонарь и алтарник храма

– Сёла рядышком, через речку переехать. А дом наш тоже на возвышенности стоит, так что все мы могли наблюдать за ходом работ, – рассказывает прихожанка. – Как-то утром 13-летняя дочь Ольга проснулась и говорит: «Хочу, чтобы меня крестили». Мы особенно не обратили на это внимания. Но так повторялось не один раз. Каждый день ребенок вставал и просил, чтобы его увезли в храм. Мы с отцом предложили поехать в недостроенный храм в Сизой, батюшка там уже был. Но она наотрез отказалась. Нет, говорит, этот храм недостроенный, везите меня в настоящий, достроенный храм.

– Да куда ж везти-то? – спрашиваем.

– В Минусинск!

Откуда ребенок знал про Минусинск и про то, что там есть храм – до сих пор загадка. Поехали мы в Спасский собор, чтобы окрестить дочь. Как сейчас помню, купили копеечные крестики, свечки, выстроились на обряд крещения. Крестил Ольгу священник Сергий Круглов. Не знаю, как так случилось, душевный батюшка Сергий повлиял на нас или благодать Божья посетила, но в результате окрестил отец Сергий всю нашу большую семью. За это мы ему очень благодарны. Пусть Господь хранит его и бережет. А когда строительство нашего сизинского храма уже завершалось, дочка попросилась в этот новый храм, и мы поехали. Познакомились с прежним священником отцом Сергием Лукашенко, и с тех пор жизнь вне храма наша семья представить не может.

Сейчас Валентина вместе с мужем поет на клиросе, ее супруг Михаил также помогает батюшкам в качестве алтарника и хозяйственника. Ведь не так просто при такой малой пастве содержать огромный храм в порядке.

Кстати, Валентина тоже помнит Евдокию Павловну Ярыгину. Еще с тех пор, как работала на телеграфе и приносила матери письма от любимого сына Ивана.

Серёжа, тебе Господь даровал самую большую награду – жизнь!

В семье Ивана Ярыгина было десять ребятишек. Иван Сергеевич был, так сказать, «золотой серединой», он родился пятым ребенком в семье. Интересно, что каждый ребенок рождался с разницей в 2,5 года. А вот уходили они в разные периоды жизни, и уход каждого из них был большой трагедией для семьи.

– Чем больше семья, тем больше трагедий, – говорит дочь Евдокии и Сергея Ярыгиных, Любовь. – Так случилось, что из шести братьев сегодня в живых никого не осталось. Один погиб в 24 года, второй в 32, третий в 44, четвертый в 49 лет. Трагически погиб и мой отец, придавило на лесозаготовках лесиной. Работа у лесозаготовителей тяжелая и опасная, и многие от нее пострадали. Братья Александр и Николай тоже умерли. Из десяти детей остались мы – четыре сестры! В 1995 году после смерти матери на сороковой день мы с Ваней шли с могилы, и он сказал: «Надо построить часовню в память о матери, она была бы рада»…

Дочь Евдокии Павловны Любовь Ярыгина

К вере Евдокия Павловна приучала детей с детства. В маленькой избушке, где жили супруги с десятью детьми и бабушкой, были только комната и кухня. В комнате стояли иконы, у которых Евдокия читала утренние и вечерние молитвы.

– Утреннюю она запевала громко, так что мы просыпались и становились рядом с ней на коленочки, – вспоминает Любовь. – Трехлетний Коля иногда, кланяясь, ударялся лбом об пол, чем привлекал внимание матери. Она молча на него оглядывалась и продолжала молиться. Когда он делал это несколько раз, она слегка теребила его по волосам, давая понять, что молитва – дело серьезное, нечего, мол, паясничать. Но никогда не ругала нас. Никогда! Детей Господь дает, сколько дал, всем и радуйся, абортов она не одобряла.

Трое ребятишек в семье родились еще до начала Великой Отечественной войны, остальные семь – уже после. Кстати, их отец Сергей Ярыгин прошел всю войну!

– Иногда после рюмки горькой он мог разоткровенничаться и даже всплакнуть, обращаясь к супруге, – вспоминает дочь. – Глянь, говорит, сколько у тебя наград, да медаль, ты мать-героиня, а я-то какой подвиг совершил? Тогда мама его прижимала к себе и шептала: «Да что ты, перестань, Сережа, тебе Господь даровал самую большую награду – жизнь, которую не отобрала война, и продолжение рода – твоих славных детей!»

Когда дети подросли и стали более самостоятельными, Евдокия Павловна стала отпрашиваться у мужа в Минусинск, чтобы в храме помолиться. Всякий раз обещалась: я только ночку переночую и назад. А уехав, оставалась в Спасском соборе на неделю. Там жила, мыла, убирала, белила. Возвращалась уставшей, но очень счастливой.

Таким же бескорыстным, открытым и искренним был Иван Ярыгин. При всей своей простоте он притягивал к себе людей, как магнитом. Любовь Ярыгина вспоминает случай, рассказанный супругой Ивана Натальей Алексеевной:

«Это было в Москве, в нашем доме в Подольском районе. Раннее утро. Стук в дверь. На пороге мужчина, говорит: «Помогите, пожалуйста, мне срочно нужны деньги на операцию дочери». Ваня забегает в комнату и начинает искать деньги. Говорю: «Ты в своем уме? Какой-то незнакомец просит. Мы же не на это копили!»

А он: «Наташа, ты разве меня не поняла, мужчина просит деньги на операцию дочери…» Мне так стыдно стало…»


Во благо Церкви, но не во благо своих угод

Сегодня храм святой Евдокии окормляет отец Артемий Тювиков. Батюшка совсем недавно познакомился с прихожанами храма, но они уже успели наладить теплые отношения.

Священник Артемий Тювиков

Несмотря на достаточно молодой возраст, отец Артемий, выросший в семье священника в поселке Курагино, с детских лет научился правилам православной жизни. Той, в которой не обижают слабых, не крадут, не осуждают. Постом, молитвой и покаянием жили в семье, где рос будущий священник. После окончания школы он поехал учиться в духовное училище города Выкса Нижегородской области. Женился, рукоположился – и уже 11 лет служит в храмах Минусинской епархии. Сейчас он является настоятелем Петропавловского храма в поселке Шушенское, а также служит в Сизой и селе Знаменка, где завершается строительство храма в честь иконы Божьей матери, именуемой «Знамение».

Кроме того, батюшка учится в духовной семинарии города Томска и признается, что свой путь священнослужителя выбрал самостоятельно и осознанно.

– В небольших храмах, где мало паствы, священнику тяжелее быть одному, – говорит батюшка. – Когда в храме есть люди, всегда легче работать. Мне приходилось служить во многих храмах епархии, и, слава Богу, всегда находились помощники и послушники. Один в поле не воин! Это правда! Главная задача священника – собрать паству, Церковь. Живя по евангельским законам, собрав вокруг себя людей, тебе уже гораздо легче решать какие-то хозяйственные, административные и другие вопросы. Нести, так сказать, своё послушание пастыря. Во благо Церкви, но не во благо собственной жизни и собственных удобств.

Когда священник дает клятву служить матери-Церкви, он снимает обручальное кольцо, и когда его рукополагают, трижды проводят вокруг престола, как при венчании. По сути, его венчают с Церковью. Священник должен воспринимать Церковь так, как говорил апостол Павел: «Не я живу, живет во мне Христос». Если паства видит, что священник живет по Писанию, повидав все трудности и радости духовной жизни, то они ему, конечно, верят. И к этому нужно стремиться, если ты выбрал для себя этот путь. Мы в первую очередь должны быть не хозяйственниками, не организаторами, а молитвенниками, проводниками людей ко Господу. И к этому я стремлюсь всей душой. Чтобы люди, которые приходят на Литургию и слушают Священное Писание, наполнялись верою в Бога и верили в спасение души и в то, что Господь никогда не оставляет ищущего его путь.

Материал опубликован в выпуске «Власть Труда» №31 (18.530) от 05.08.2021