Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
07 декабря, вт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
07 декабря, вт

Анастасия ЧЕРНЕНКО: «Надо учиться жить в новой реальности и беречь свое здоровье»

30 сентября 2021
0

Анастасии ЧЕРНЕНКО 25 лет. Родилась в Минусинске, окончила школу № 16, затем Красноярский медуниверситет. Врач-терапевт. В процессе учебы работала медсестрой в БСМП (Красноярская межрайонная клиническая больница скорой медицинской помощи им. Н. С. Карповича — это многопрофильное лечебное учреждение, круглосуточно оказывающее экстренную и плановую помощь больным и пострадавшим), в отделении реанимации. Сейчас учится в Москве на акушера-гинеколога, а в дальнейшем планирует получить еще одно медицинское образование — эндокринолог. И после разговора с ней появляется уверенность — получит.

Так совпало, что у Анастасии каникулы и переход на дистанционную форму обучения наложились на вторую волну пандемии, в минусинский ковидный госпиталь требовался персонал (это была зима нынешнего года). И девушка пошла работать в «красную зону».

В общей сложности проработала там пять месяцев (три месяца зимой и два летом), захватив вторую и третью волну пандемии. Мы встретились с Анастасией в начале сентября, накануне её отлёта в Москву, где ей предстоит заканчивать обучение на акушера-гинеколога.

— Не могу не спросить, планируете ли вернуться в Минусинск на работу?

— Не исключаю такую возможность. Ведь здесь я уже познакомилась со многими коллегами и в коллективе не буду новым человеком.

— Прививочная кампания на нашей территории началась активно в январе-феврале, в разгар второй волны пандемии. В июле-августе, на пике третьей волны, по городу распространялись слухи, что чуть ли не 80 процентов пациентов ковидного госпиталя попали сюда после прививки. Вы работали в «красной зоне» как раз во второй половине лета, можете сказать, чем вызваны такие разговоры?

— Цифра эта сильно преувеличена. Поступали, конечно, люди, которые жаловались, что после введения первого или второго компонента прививки почувствовали себя хуже, у них была повышена температура и проявлялись другие симптомы, характерные для коронавирусной инфекции. Но я за два месяца работы встречала таких человек максимум десять. И все они были людьми пожилыми, это во-первых. А пожилые люди имеют ряд других болезней, таких как гипертония, сахарный диабет, различные послеинсультные, послеинфарктные заболевания. Всё это накладывает отпечаток после введения вакцины, и они переносят её тяжелее.

Во-вторых, люди могут путать причину и следствие. Инкубационный период, как правило, две недели у коронавирусной инфекции. То есть человек, уже инфицированный, за эти две недели может не чувствовать никаких признаков болезни, поставить прививку. А после, когда проявятся симптомы, сваливать всё на вакцину. Надо помнить, что полноценный иммунный ответ формируется в организме через три недели после введения второго компонента вакцины. А до этого времени человек по-прежнему рискует заразиться коронавирусом, а значит, может попасть и в ковидный госпиталь. Но ведь это не из-за того, что он сделал прививку.

Лично я привилась и перенесла прививку легко. Как и все мои коллеги-ровесники, с кем я учусь или училась.

— А в чем же тогда, по-вашему, причина третьей волны, которая накрыла нашу территорию в июле-августе?

— Большинство людей сейчас уже не так пытаются себя обезопасить. Реже стали надевать маски или носят их неправильно, реже обрабатывают руки при входе в магазины или различные учреждения. Опять стали проводить мероприятия с большим количеством людей. Привыкли, расслабились, а коронавирус ведь никуда не делся.

— Не только никуда не делся, но и, похоже, становится опаснее. Статистика показывает, что чаще стали болеть молодые. Ваш опыт это подтверждает?

— Если сравнивать зимнее время года, когда я работала в «красной зоне», и вторую половину лета, то да — сейчас молодых людей до 35 лет стало поступать значительно больше, чем тогда. И поступают они уже в тяжелой форме, потому что легкую форму они начинают лечить дома как обычную простуду. А к нам попадают, когда состояние резко ухудшается, и «вытягивать» их уже намного сложнее, чем пациентов в состоянии средней тяжести.

— Я слышал, что для третьей волны это характерно, когда вроде бы стабильному пациенту или человеку, который уже, казалось, пошел на поправку, вдруг резко становилось хуже, и он угасал чуть ли не за сутки...

— К сожалению, и в нашей практике было, когда поступал человек с 20-процентным поражением легких, но за ночь ему становилось хуже, и уже к утру КТ показывала 80 процентов поражения. При этом пациент получал такое же лечение, как и другие. По отработанной методике. Но в его случае это не давало должного эффекта. В чем причина — на это пока нет ответа.

Молодых людей до 35 лет в ковидный госпиталь стало поступать значительно больше, чем во вторую волну пандемии.

— Анастасия, мы все помним, как в первую волну провожали медиков в «красную зону» как на войну. Было по-настоящему страшно, кто-то из медицинских работников заплатил за спасение людей собственной жизнью. Ко второй и третьей волне пандемии тактика и стратегия борьбы с коронавирусной инфекцией уже отработана. Работа в «красной зоне» стала обыденностью?

— В плане методологии и организации лечебного процесса, конечно, стало легче. Но в эмоциональном отношении — к этому, наверное, невозможно привыкнуть. Людей очень жалко, и никто не застрахован. Страшно представить, что на этих койках могут оказаться близкие тебе люди... Бывают и слёзы, особенно когда видишь, как человеку становится хуже и ничего не помогает. И ты приходишь в ординаторскую, садишься и чувствуешь, как опускаются руки. Но после минуты слабости собираешь себя и идешь к другим, потому что пациентов много и ты не можешь себе позволить расклеиться.

Особенно тяжело было в июле, на пике заболеваемости. К концу августа ситуация уже стабилизировалась.

— Опыт работы в ковидном госпитале не испугал вас, не заставил пожалеть о выборе профессии? Ведь, поступая в медуниверситет, вы и предположить не могли, что будет какая-то «красная зона», и вы в ней станете бороться за жизни людей.

— Не могла предположить. И никто тогда не мог. Но нет, не испугал. Наоборот, я в себе открыла новые возможности, наверное. Осознание, что ты можешь не спать ночами, еще больше трудиться, еще больше отдавать себя. Но ведь и взамен получаешь то, что не поддается измерению — то чувство, когда твой пациент уходит домой здоровый телом и душой, счастливый и благодарный.

— То есть иного жизненного пути, кроме медицины, вы для себя не видели никогда?

— Я бы себя могла представить какой-нибудь актрисой (смеется). Но это шутка, конечно. На самом деле я с восьмого класса уже сказала, что пойду в медицину. И, несмотря на то, что родители меня отговаривали, я ни в чем другом себя не вижу.

Анастасия Черненко могла бы представить себя актрисой... но иного жизненного пути, кроме работы в медицине, для себя не видит

— А нашу жизнь без масок и волн эпидемии, такую, как была до ковида, вы видите?

— По крайней мере в ближайшие лет пять, я думаю, будут и вакцинация, и маски, и все меры профилактики. Мы уже настолько привыкли к этому коронавирусу, как будто он был всегда. И пока сложно представить, что мы его искореним. А значит, нет смысла нервничать и раздражаться впустую, надо учиться жить в новой реальности и беречь свое здоровье.

По результатам анализа 3,8 млн вакцинированных россиян эффективность вакцины «Спутник V» составила 97,6%.

Как отмечает главный врач Минусинской межрайонной больницы Вадим Есин, случаи заражения привитых «Спутником V» людей спустя три недели после получения второго компонента в Минусинске не превышают 2 %.

(Фото из архива А. Черненко)

Материал опубликован в выпуске «Власть Труда» №39 (18.538) от 30.09.2021