Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
08 декабря, ср
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
08 декабря, ср

Тридцать третий пост. С днем геолога, коллеги!

1 апреля 2017
748

Или ещё цитата из криминогенного повествования

    Антон Филатов. БОМЖ, или хроника падения Шкалика Шкаратина. Книга вторая. Экспедиция называется...

 - Ты нам, Юрий Михалыч, вот о чем лучше поведай... Как это Тибек-то появился? Откуда ножки растут? А то многие... да и я не совсем в курсе. Как все начиналось?

Михалев снова сделал кивок головой. Взял свой стакан, но тут же поставил его на место.

- Да кто не знает... Многие из вас рядом были... Игорь Крутошинский, Витя Лоргин, Леша Сидоров, Юра Иванов, Юра Свиридов, ты вот... Но если слушать будете, я расскажу...

- Э, нет, Юрий Михайлович! Ты не упирайся! Ты расскажи – поддержал Емельянова Саминский .- Я рядом не был и многих дел ваших не знаю. А там, слышал, так-ко-е творилось... История, в общем. Рассказывай, Михалыч, толь сначала выпьем. Я тост скажу: за тех, кого с нами нет сейчас, но кто с Михалычем Тибекское месторождение открывал!

- Михалев пригубил стакан. Не закусывая, примочил пальцем губы. Снова повел головой:

- ...Весной 1970 года на грузовой машине выехали из ворот ГРП. При подъезде к шоссе я вдруг увидел, что впереди нашей машины катится колесо. Оказалось, что это колесо отвалилось от нашей машины...» - Геологи покатились со смеху. Но Михалев быстро поднял руку, успокаивая, и продолжал:

- В следующий раз мне дали легковую машину УАЗ. Была ранняя весна, проезд по мосту через речку Сору к станции Ербинской был закрыт, ездили рядом - по льду. Перед нами по льду прошло несколько машин. Когда мы поехали, лед под передними колесами УАЗа провалился. Скорость машины была небольшая, поэтому ничего особенного не случилось, только «побежал» радиатор. На третий раз машина на полпути заглохла и долго не заводилась, ее вечером привезли обратно на буксире, была какая-то серьезная поломка. Словно какая-то неведомая сила хранила «желтого дьявола»! Впоследствии такие казусы (отвалилось или лопнуло колесо у машины и т.п.) мы стали считать перспективными «поисковыми признаками» при полевых работах. – Компания опять не выдержала и загомонила, шушукаясь и комментируя детали рассказа. Тут власть проявил Емельянов, шикнув на всех так, что замолчали разом. И Михалев, как ни в чем не бывало, продолжал:

- ...Все это способствовало моему стремлению обследовать участок. Подогревалось настроение еще тем, что ассигнования на поиски молибдена стали поступать нерегулярно, моему отряду приходилось работать на разведке известняков, песков и глин. Я решил, что с золотом такого не будет, и в прогнозах не ошибся. В дальнейшем золото стало бы главным элементом геологических изысканий не только Минусинской ГРЭ, но и всей страны.

- Могу подтвердить, – не удержался Саминский – На семинаре в Мингео министр об этом говорил.

- Не перебивай... В следующий раз я доехал до участка. Несколько раз переезжал через него и видел белые отвалы канав и шурфов. Карты участка у меня не было. Проезжая по нижней дороге, увидел позади белый отвал и остановил машину, к отвалу пошел пешком. Измененные, отбеленные породы отвалов меня не обрадовали. Ничего, кроме пирита, они не содержали. Я отобрал несколько проб и пошел к машине, которая стояла довольно далеко. Настроение было плохое, решил, что все-таки предыдущие геологи были правы: золота здесь нет. Пробы вывалил на землю, и мы поехали обратно. В обратном пути я увидел на отдаленном пологом склоне еще отвалы, мы подъехали к ним. Здесь измененные породы были прожилково-окварцованы, пиритизированы. Причем, прожилки кварца были разных генераций, они пересекали породы в разных направлениях. Тут все мои сомнения кончились, я понял: предо мной месторождение золота.

- А вот за это надо выпить… -   вставил свои две копейки Вашура. Никто не поддержал.

 - …Набрал десять проб. Пробирным анализом золото было обнаружено во всех пробах. В одной пробе содержание его составляло 16,4 г/т, в двух пробах около 8г/т, в двух пробах около 4г/т, в двух пробах около 2г/т, в остальных – «следы». Забегая вперед отмечу, что это была 4-я зона, а забракованная – 3-я зона -  оказалась потом безрудной.

Михалев увлекся рассказом, за столом притихли... Иногда его речь прерывали короткие возгласы, реплики. То смеялись, то добавляли уточняющую подробность. Ели бешбармак, а больше тестовые ромбики, по вкусу превосходившие мясо. Иногда кто-то наливал рюмки, жестом предлагал выпить. Выпивали. Поставили чай. Михалеву тоже поставили чай, но он увлекся собственным повествованием:

- С этими результатами и общим планом участка я поехал в Красноярское геологоуправление. Куратор по золоту Шимченок мне сказал, что ассигнования по году (на золото) уже поделены. Тогда я обратился к куратору по молибдену Петрову. Он разрешил провести минимум полевых работ за счет ассигнований на молибден.

Весной 1971 года мы с Федором Саддыковичем Каримовым выехали на участок. Решили расчистить и опробовать старые канавы на самой крупной первой зоне и опробовать отвалы других зон. Расчисткой канав и их опробованием руководил Федор Саддыкович, а я опробовал отвалы на других зонах. Мы во все глаза старались увидеть золото. Каримов просматривал под телескопическую лупу все свои и мои пробы. Увеличение такой лупы – в сорок раз. У меня тоже был набор луп с увеличением от четырех до двадцами раз. Но золота мы не увидели. Как-то осенью я захожу в кабинет, а Каримов рассматривает в свою лупу полированные аншлифы. Оказалось, из лаборатории пришли описания шлифов, в которых отмечалось золото. Я взял первый попавшийся шлиф и увидел золото невооруженным глазом...