Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
08 декабря, ср
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Минусинск
08 декабря, ср

Девятый пост. Слушаю левым ухом шоу А.Гордона...

6 декабря 2016
613

 

Алкоголизм - хоть имя дико...

"... Шкалик пил третью неделю, удалившись в начале ноября на дальнюю кошару. В обнимку с емким каном, плещущим сотней веселых «бульков» технаря, с тишиной — в округе и на сердце. Пил. Разводил щедрой толикой спирта огонь в печурке с приделанным сбоку лежаком, выходил по нужде за угол балка и, обтерев рыхлым снегом лицо и руки, возвращался в тепло. И снова пил.

Моторинский монах в трансцендентной медитации, он сидел на вонючих шкурах лежака, ничего не мысля, не соображая. Стучала в оконце синица, скреблась в черствой булке серая мышь — Шкалик не реагировал на живые звуки. Немота левой руки и ревматический жар выше коленного сустава остро понуждали шевелиться, но Шкалик не реагировал и на это. И только доза — очередная порция алкогольного вливания — побуждали его к жизни.

В очередной раз Женька Шкаратин очнулся от шороха мышиной возни. Мышь, суетливая серая тварь, скоблила черствую булку хлеба изнутри (тут мягче), не гнушаясь ни черствостью насущного, ни присутствием стороннего наблюдателя. Каторжный ее труд в гигантской кладовой, сравнимый, вероятно, с проходкой и добычей в рудном орте, — с кайлой и пикой, — вызвал бы у Шкалика, чувство ритуального уважения, если бы не жадность серого… «проходимца». Куда - столько? Зачем так неистово вгрызатся?!.

Мышь досадливо попискивала, вгрызаясь в булку, ворочая ее по столу, пожирала добытое и тут же … гадила. Иногда она вылезала на божий свет — отдышаться, почистить резцы. На мгновение замирала, слушая вселенскую тишину. И — снова в забой.

Назойливый мышиный писк раздражал слух Шкалика. Досадливая мысль о пустом кане и мышиное безобразие активно побуждали к возврату к объективной реальности. Хотелось швырнуть в наглеющий мир пустой кан, садануть кулаком в оконце и дико завыть одиноким волком. И не было сил пошевелить мизинцем".

см.Тесинская пастораль