Вы здесь

Юрий и Тамара ТАРЛЕЦКИЕ:

«Жизнь – экзамен любви»

Изумруд ценится наравне с алмазом или сапфиром. Издревле его считали символом мудрости и надежды, а в древней Греции называли камнем сияния. Может быть, поэтому юбилей семейной жизни, превышающий рубеж в полвека, нарекли изумрудной свадьбой? Разве это не драгоценное сияние двух сердец, сумевших не просто прожить бок о бок 55 лет, но сохранить и преумножить любовь?

Об этом наш разговор с супругами Юрием Константиновичем и Тамарой Николаевной Тарлецкими, 24 декабря 2017 года отметившими изумрудную свадьбу.

 

«Мы шли друг к другу с детства»,

У Царь-пушки. Фотограф для деревни в те годы – редкость! Первое совместное фото у пары появилось лишь спустя 5 лет после свадьбы, во время поездки в Москву– говорят о себе супруги. – Годы юности похожи, как и у многих детей войны. И все-таки в судьбе наших семей есть что-то общее – нам всегда так казалось.

Каждый из них, будучи ребенком, хлебнул собственную порцию горя. Своего отца Юрий Константинович не помнит, хотя защитник блокадного Ленинграда и вернулся домой в 1942-м. В этом же году солдат, получивший в боях серьезные увечья, скончался в родной хате. Четверых детей мать воспитывала одна. Говорить о фронте, где воевал супруг, не любила, как потом ни расспрашивал ее сын – слишком больно было бередить вдовью рану…

У Тамары Николаевны на войне погибли дядьки Дмитрий и Иван Вольские. Отец Николай Андреевич Вольский в 1944-м с фронта вернулся. Но, как и отец будущего супруга, – сильно раненым. Имел инвалидность второй группы, умер уже в 1964-м.

– Папа тоже воевал под Ленинградом, – вспоминает Тамара Николаевна. – Старые раны всю жизнь не давали ему покоя. Правая рука у отца не поднималась. Чтобы оставить роспись в документах – поддерживал ее левой рукой и потихоньку расписывался. А в теле, как потом выяснилось, еще долго «жила» пуля! Врачи вытащили ее из легких только в 1958 году!

Тамара Николаевна, как и ее муж, из многодетной семьи. Детей у матери с отцом было восемь. Тома родилась пятой.

Оба супруга пережили полуголодное детство. Юрий Константинович до сих пор помнит суп из лебеды с ее приторно-сладковатым вкусом.

 

«Ранний восход» нашей любви

За работой с бумагами. Несмотря на кажущуюся хрупкость и скромность Тамара легко могла перекинуть через плечо докучливого ухажераПознакомились будущие супруги в колхозе с. Кочергино с романтическим названием «Ранний восход». Сюда по окончании Красноярского сельскохозяйственного института приехал работать главным зоотехником высокий и стройный ростовчанин Юрий Тарлецкий. Тамара Николаевна на тот момент работала в этом же колхозе экономистом. Как признается ее супруг, в девушку он влюбился сразу, как только зашел в местную бухгалтерию.

– Тамара красавица была – маленькая, хрупкая, но и внутренняя сила в ней чувствовалась, – признается он. – И, как потом выяснилось, она и так сильная была! Умела бороться, и если какой-нибудь ухажер ей докучал – могла перекинуть его через плечо!

А поглядывали на девушку многие парни. Поэтому Юрий долго думать не стал и вскоре сделал предложение. Да и Тамара сильно не раздумывала: молодой специалист привлек ее не только своей грамотностью, но и добрым, мягким взглядом.

– За одни глаза, наверное, я его и полюбила, – вспоминает, улыбаясь, она. – Так и получилось, что восход нашей любви был ранним! В июле Юра к нам приехал, а в декабре мы уже расписались. Нам было по 22 года. Когда поженились – ему и надеть-то путем нечего было: рос без отца, семья бедная. Мой папа сразу снял с себя валенки и отдал Юре. Одежда у нас была очень простая. В холода ходили в фуфайках. Помню, в магазин привезли два белых (еще военных) полушубка – папа купил один и сделал зятю подарок.

После свадьбы жили в небольшой избушке, которую снимали у знакомых. Поставили железную печурку, выбелили стены. Палати, стол – вот и вся обстановка новобрачных.

 

Испытание тьмой

Первенец в семье – какое это счастье! С замиранием сердца ждали супруги, когда на свет появится их малыш. Но, как известно, и радости, и скорби ходят рядом. И в 1965-м, когда у Тарлецких родилась дочь, их любовь ожидало серьезное испытание. Тамара ослепла… После родов у нее произошла отслойка сетчатки. Дни тянулись в абсолютной тьме и ужасной безызвестности грядущего. Через день специалисты Красноярской краевой больницы, где лежала несчастная женщина, водили ее на лазер. Малютку пришлось отдать бабушке – мать не в состоянии была ухаживать за младенцем, ей самой требовалась поддержка и забота. И все это время муж был рядом. Он не оставил в несчастье свою голубку. Благодаря его любви и профессионализму врачей через 40 дней к Тамаре вернулось зрение. Конечно, не полностью – пришлось надеть очки на минус 16 диоптрий.

Сегодня Тамара Николаевна – инвалид 1-й группы по зрению, за свою жизнь перенесла 11 операций. До 1984 года зрение упало до минус 22.

– В таком состоянии вообще почти ничего не видишь, один туман, – делится она. – В начале девяностых были проблемы с давлением, и я ослепла во второй раз. Потом, правда, все обошлось: много лечилась, проходила реабилитацию. Но Юра всегда был рядом, и это меня держало. Не знаю, как в других семьях, но у нас испытания только скрепили отношения.

 

«И будут двое одна плоть»,

В Москве на курсах училось больше 30 наций, и никто не ссорился. Юрий Тарлецкий – слева– есть такие слова в Библии (Бытие 2:24) о супружестве. Святитель Лука Крымский говорил о браке как о школе любви: «Мужчина и женщина должны стать в браке одним телом и одной душой. Из их союза должно родиться нечто высшее, соединив все доброе и великое… Посему брак да послужит нам в целях обучения любви»…

Супружество с его «экзаменами» стало для Тарлецких «школой любви», в которой они смогли воплотить «доброе и великое» их сердец в той мере, какая доступна для них. Куда бы ни забрасывала их судьбина (а после Курагино долгие годы супруги работали в Туве) – они были вместе и все делили пополам. Помощь жене не отнимала у Юрия сил, а наоборот, словно наполняла его особым вдохновением. На работе все получалось, его ценили в совхозе «Саянский» Пии-Хемского района, где он трудился главным зоотехником, затем – директором племобъединения. Юрий Константинович с любовью вспоминает те годы, называя их богатыми и плодотворными. Животноводство в республике тогда процветало. На 1986 год в Туве насчитывалось 1 миллион 125 тысяч овец, 184 тысячи голов КРС, 175 тысяч коз, 35 тысяч лошадей, 11 тысяч оленей и т.д. Разводили даже верблюдов, численность которых доходила до двух тысяч голов.

Почти каждый год Юрий Константинович проходил курсы повышения квалификации Всесоюзного научно-исследовательского института животноводства. «Как специалист я должен был все знать, – говорит он. – В Москве нас училось больше 30 наций, и никто не ссорился. Почему сейчас такая неприязнь к другим национальностям? Нужно жить в мире, от раздоров лучше не станет». Был он и хорошим учителем. Зоотехники-осеменаторы, находившиеся под его руководством, не раз становились передовиками, победителями республиканских профессиональных конкурсов.

Любовь к супруге привела его и на общественное служение. Почти 20 лет Юрий Константинович ведет шахматно-шашечный кружок в минусинской местной организации ВОС (Всероссийское общество слепых), где Тамара Николаевна является председателем ревизионной комиссии.

В Минусинске Юрий Константинович первым начал обучать незрячих популярной интеллектуальной игре. И для него, знакомого с шахматами с детства, здесь открылся новый мир людей, которые «видят» игру совершенно иначе, особенно. Процесс им дается непросто, но это не мешает достигать высоких результатов и побеждать на турнирах.

– Здесь я в который раз убедился: если человек не падает духом – испытания, даже очень тяжелые, его укрепляют, – подытоживает Юрий Константинович. – Как когда-то сплотили и нашу семью трудности, о которых теперь мы вспоминаем спокойно. Все было не зря…

Елена БЫЗОВА (Фото автора и из семейного архива Тарлецких)

Оставить комментарий

Комментарии