Вы здесь

Семья Придановых – покорители сердец

Основываясь на жизни членов этой замечательной семьи, впору писать роман. Уж столько в судьбе каждого неожиданных поворотов, счастливых моментов, любви. И хоть говорил Лев Толстой, что все счастливые семьи похожи друг на друга, в отношении Придановых с этим утверждением можно поспорить. Их счастье – особое, не поддающееся влиянию времени, расстоянию, трудностям и испытаниям.

Начнем с того, что застать эту большую семью в полном составе не так-то просто. Супруг Александр работает санитаром в скорой помощи, его жена – Татьяна – специалистом по социальной работе в психоневрологическом интернате, два сына-красавца – спортсмены, то один, то другой – на сборах или соревнованиях, старшая доченька Марина уже работает, инженером, причем не близко – на Богучанской ГЭС. Забот в семье прибавилось с началом капитального ремонта их дома, в котором сегодня меняется отопление. Наслаждаются летом только две сестрички – Тамара и Алина, впрочем, и у Алишки впереди серьезные перемены: 1 сентября она идет в первый класс.

Но нам удалось их-таки застать практически в полном составе – как раз накануне Дня семьи, любви и верности.

 

«У меня есть он, у него есть я»

Первая любовь – по уши и навсегда… Такое бывает? Редко. Так говорили и о Саше с Таней, когда они безнадежно «втрескались» друг в друга. Девушка из Туруханска приехала поступать в училище культуры, а тут боксер — красивый, загорелый, статный… «Нам ведь всего по 16 лет было, — вспоминает супруга. – Родители растащить не могли! Недолго думая, свадьбу сыграли, помню, ходили в Исполком разрешение брали. И ведь не по беременности под венец пошли, как подумали бы многие. Просто друг без друга жить не хотели и не могли. Кругом, мол: дети еще, полюбятся да разбегутся, не верили, что у нас это так серьезно. А мы с ним, как нита с мотой – привязались друг к другу, и ведь не ходили никуда, по танцам не бегали. У меня есть он, а у него есть я, и никого нам больше не надо».

Так, в 16 лет они из детства шагнули во взрослую жизнь. Дедушка на свадьбу подарил жилье, поэтому в этом плане молодым повезло – не пришлось скитаться по съемным квартирам. В остальном же семейные заботы, проблемы легли на плечи влюбленных, а когда через год и три месяца в семье появилась дочурка – ответственность за семью целиком перешла на Александра. «90-е годы, как вспомню, насколько трудно было, – говорит Татьяна. – Приходилось и учиться, и работать. И как только Саша все это вывез…»

Впрочем, чего тут удивляться: когда дома любящая жена, которая в тебя верит, – у любого мужчины вырастут крылья. Да и судьба им помогала, словно берегла их чувства. Через некоторое время им предложили поехать в Краснодар – была возможность там устроиться. Конечно, супруги не отказались. Продали свое небольшое имущество и отправились в теплые края. «Ну а там все, как у всех, – рассказывает Татьяна. – Дом купили, работу нашли, жили и радовались. Никогда бы оттуда не уехала, уж слишком там жизнь хороша, если бы не одно большое «но»…»

 

В сердце ёкнуло: «он мой»

Уже там, на Кубани, появится на свет второй малыш – сынок Данил. Большой – 4600 граммов, врачи такого богатыря не ожидали, думая, что мальчик родится не более трех килограммов. Оттого и роды прошли не без последствий. Травмы повлияли на здоровье ребенка. В итоге – не просто куча разных болячек, но и страшный диагноз: бронхиальная астма тяжелой степени. Татьяна с сыном из больниц просто не вылезали, и с каждым годом состояние Данила становилось все хуже и хуже. В одной из них – в ожидании очередного приема у врача – они и встретили Димку.

«Сидим в очереди, – вспоминает Татьяна. – И тут детей из Дома ребенка приводят. Толком и не знаю для чего, наверное, для осмотра. Залетает эта гурьба малышей, все носятся, шумят, и тут мальчишечка подходит, глазища большие, карие, ресницы, губешечки – не описать, какое солнышко. Залезает ко мне на коленки и …«дем домой, дем?», протягивая ручонку. Ну у меня крышу и сорвало. Он покорил мое сердце. Звоню мужу: «Приданов, я тебе сейчас сына родила. Прости, но глаза у него карие». У нас ведь у обоих голубые» (смеется).

Вечером супруги приехали уже за ним. «Отдайте Диму». – «Да забирайте!», – дал согласие главный врач. Счастливые родители «сгребли» малыша в охапку и домой. «Раньше взять детей под опеку проще было, – говорит Татьяна. – Ну а мы от радости и про документы забыли. На следующий день нам из опеки позвонили, мол, заберите документы на мальчика и свои принесите, оформим вас».

Ни адаптации, ни привыкания – мальчик словно всегда и рос в этой семье. Правда, о том, что у него другие родные мама и папа, родители не скрывали. Мир не без «добрых» людей. И все равно найдутся те, кто захочет обидеть детское сердечко. Так и вышло по сути. «Город наш небольшой был – Горячий ключ, все друг друга знали, – говорит Татьяна. – Ну видать, дети со слов их же родителей Диме и брякнули, мол, мама тебе не родная. Слышим с мужем – бежит наш ребенок, кричит – мочи нет. Думали, как минимум, себе сломал что-то. «Дима, что случилось?» А он плачет навзрыд: «Мама, ты мне не родная». «А ты что ли не знал?» «Знал». «Ну так иди и скажи ребятне, что твоя мама, неродная, лучше, чем их родные все вместе взятые!»

Объяснить, насколько Дима для них стал любимым, помогала и сказка, которую Татьяна рассказывала сыну, как только он попросит, на протяжении лет трех. «Мы с папой всегда у Боженьки просили, чтобы у нас появился чёрненький мальчик, как ты. И так мы тебя полюбили, так полюбили…»

«Дима быстро привязался, – говорит Татьяна. – У нас ведь он маменькин сыночек, не Данил. Помню, отдали в школу в первый класс. У него спрашивают: «Как фамилия?» — «Приданов». — «А отчество?» — «Александрович». Никак не хотелось ему воспринимать, что он Домнарь. А я учителям: «Ну и пусть он будет, как Салтыков-Щедрин. С возрастом все поймет, осознает». Ведь ему, на самом деле, нет причины стыдиться своих кровных родителей. У него очень хорошая семья была. Просто мама скоропостижно умерла от рака, когда Диме и года не было. Отец – с красным дипломом окончил Суворовское училище, военный в третьем поколении. Но смерти жены не перенес, начал выпивать. Сам привел сына в органы опеки, мол, я его потеряю, а жить без Наташки не буду.

Спросите, думала ли хоть когда-то Татьяна о том, чтобы взять приемного ребенка? Нет. Такие мысли ей в голову не приходили ни-ко-гда! Просто в тот момент в ее груди ёкнуло: он мой!

 

Родная земля лечит

Данил тем временем болел и болел. Состояние становилось все хуже и хуже. Кома, капельницы, уколы, ингаляции. Без большого количества лекарств он не прожил бы и дня. В Краснодаре профессор подскажет супругам: «срочно хватайте ребенка и уезжайте, здесь ему – смерть!» Влажный климат спровоцировал развитие плесени в организме Дани, и она уже «съела» большую часть бронхов плюс вызвала аллергию. «Конечно, мы были готовы на все! – говорит Татьяна. – У Дани пульс — 36 ударов в минуту. Пока под капельницей – дышит, только отключают – сразу мощнейший приступ. Ребенок лежит и умирает у тебя на руках, а ты ничего не можешь сделать. Что может быть страшнее? Спросили, куда. Она начала города называть, мол, Анапа, Алматы, Волгоград. «Есть еще где-то город Абакан»… У меня от этих слов ноги подкосились: надо же, как бывает, Родина зовет, надо ехать».

Дорога далась тяжело, но через четыре дня семья уже была в Минусинске. С собой – ничего, кроме двух сумок. Супруги бросили все, лишь бы скорее помочь сыну. «Приезжаем и узнаем, что дом наших бабушки и дедушки не продан, хотя их нет уж как несколько лет. Будто ждал нас. Тетки нас туда пустили с последующим выкупом.

Прошло полгода, мы – на лекарствах, по привычке брызгаем по восемь раз на дню. А потом однажды потеряли ингалятор. Смотрим, а приступа нет. День нет, два, три, неделю. Рванули в Красноярск на обследование, а врач: «Глазам своим не верю! Не знаю, что произошло, но у него заметные улучшения, дерзайте!» И тут мы взялись за разные методики, как забыть про болезнь навсегда».

И болезнь ушла, а через год папа отвел сына на бокс, за ним же начал ходить на секцию и Дима. С первых же соревнований мальчишки стали приносить медали. Сегодня они — победители не только региональных чемпионатов, но и первенств СФО и России! А Даня, который еще десять лет назад был при смерти, сейчас кандидат в мастера спорта и планирует себе спортивное будущее! Дима же хочет стать военным.

 

«Единственное, о чем сожалею, – что мало родила»

На празднике, посвященном Дню семьи, любви и верностиПоявление в семье двух девчонок – тоже Божье провидение. Тамару женщина родила, когда ей было 37 лет. Гинеколог уверял, что «чудес не бывает, и противозачаточные таблетки можно смело бросать». «Ну через месяц я к ней и вернулась с «чудом», — вспоминает Татьяна. — Тест сделала, нашему папе звоню: «Саша, что делать будем? Я ведь беременная». Он мне в трубку: «Сиди дома, никуда не уходи, я сейчас приеду». Как ворота открыл, с порога: «Таня, миленькая, давай родим девочку, вот радость будет». Так у нас Тома и появилась, самая маленькая из троих детей – всего 4350 граммов. Такое счастье! Какие мы все-таки дураки были, что больше детей не родили!»

Но очередной ребенок в семье все же появился. Причем совершенно случайно. «Пошли мы с Сашей пеленки доче покупать, Саша в магазин зашел, а я на улице осталась. Стою, в телевизор смотрю, тогда он еще стоял на перекрестке улиц Абаканской-Тимиризева. И тут – раз, детей показали, такая девочка сидит, ну копия наш Дима. Муж из магазина выходит, я ему, мол, смотри, какая девчуля. Он меня тогда отговорил: и дом еще не выкупили, и Тома только родилась… Прошло, наверное, полгода, приходит газета «Власть труда», а там ее фотография. Я бегу к Приданову: «Не забрали ее, давай посмотрим».

Пришли в Дом ребенка, поподглядывали, толпа их там бегает маленьких. Все хорошенькие, но ни на кого другого не щелкнуло. Не могу объяснить это чувство. Я бы никогда не смогла пойти и, к примеру, пятерых детей взять: а давайте этого и вот этого… Должно прийти понимание, что вот этот человечек — мой».

Судьба у Алины очень непростая. Один только факт говорит обо всем: когда полуторагодовалую девочку изымали из семьи, на ней «живого» места не было, множество ссадин и синяков. Диагнозов тоже, как говорят врачи – «целый букет», в том числе и задержка развития, нервные заболевания.

«Алинка что творила, мы с отцом спать ложились, не раздеваясь – падали, в чем есть, — рассказывает Татьяна. — У нее отсутствовало напрочь чувство насыщения и брезгливости. Она могла есть все что угодно и без меры. Часто случались истерики: и дралась со мной, и плевалась, да чего только не было. В свои три годика она не понимала ни мультики, ни книжки, бегает весь день, как заводная, и ничего ей не надо. Маугли, одним словом.

Сейчас мы молодцы! Многое знаем, умеем и читать, и считать, а в садике заняли первое место в конкурсе чтецов. Конечно, победить диагнозы нам не удастся, но стараемся дать ей все, что в наших силах. Иногда Алише становится очень плохо, но мы научились это видеть и контролировать ее нервные срывы. Мы к ней привыкли. Сложнее ее принимают в обществе. К примеру, в четырех садиках нас просто вызывала заведующая и прямо говорила: «Я все понимаю, но уберите этого ребенка». В других — находили тысячу причин, чтобы ее не взять. Надеюсь, в школе у нас все будет хорошо».

До сих пор, хоть и прошло уже пять лет, врачи Татьяне говорят, мол, отдай ее обратно, ох, и устроит она тебе в переходном возрасте. Но женщина и думать об этом не хочет. «Справимся! Посмотришь на детей – и без диагнозов, балованные, непослушные, делать ничего не умеют. Не то, что моя!»

 

«Без детей нам никак»

В этом году Данька уезжает учиться в Школу олимпийского резерва, а Татьяна уже себе места не находит. Она и отъезд дочери Марины трудно переносила. «Тогда мы с мужем поняли, что без детей нам никак. Мы осознаем, что они все покинут отчий дом, надеемся, что подарят кучу внуков!

Многие говорят: «Ты что, дура? И зачем тебе столько детей, сейчас так тяжело их поднимать. Скажите, а чего у моих пятерых детей нет, что есть у вашего одного? Бог дает ребенка, он даст и на ребенка, это я уже точно знаю. И потом… нас не станет с папой, представьте, какая у них большая семья будет!

Я уже представляю нашу золотую свадьбу: огромный стол до ворот, и наши дети с супругами и своими детьми. Вот оно, счастье! И уходить в мир иной перед Богом не стыдно».

Татьяна БЕЛЯЕВА (Фото Татьяны БЕЛЯЕВОЙ и Елены БЫЗОВОЙ)

Оставить комментарий

Комментарии