«Армейский фотоальбом»

Вы здесь

Кто отвалит нам камень от двери гроба?

Икона жен-мироносиц у гроба Христова. Празднование Недели святых жен-мироносиц совершается в третью неделю по Пасхе«По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его. И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу, при восходе солнца, и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба? И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик…» (Мк. 16, 1-4)

Неделя жен-мироносиц давно уже называется в Церкви православным женским днем. Иные считают, что, дескать, 8 марта обычно приходится на Великий пост, верующим женщинам его отмечать нельзя, а поздравлений и подарков хочется, вот и устроили свой особый праздник, как это сейчас говорят, «в порядке импортозамещения». Один батюшка в шутку сказал на это: «Подарков хочется? Так ведь жены-мироносицы, наоборот, сами принесли миро Христу! Вот и православные женщины, если хотят отметить свой женский день, пускай тоже дарят подарки – мужьям, начальникам на работе, батюшкам на приходе…».

Шутка шуткой, а ведь действительно – рано утром, тайком пробираясь к пещере, эти женщины шли не получить что-то от любимого Учителя, они несли Христу миро, а вместе с ним – и свою любовь, и свою скорбь о Нем, убиенном, и всё самое драгоценное, что у них было в сердце и в жизни.

Мироносицу, с которой я познакомился совсем недавно в Минусинске, зовут Вера. Я крестил у нее дочку, крестил прямо дома – Вере надо было срочно ехать в Москву, к врачам, а дочка некрещеная, мало ли что… Глядя на Веру, красивую, молодую женщину, исполненную доброты, энергии, теплого незлого юмора и именно что веры, неброской, какой-то глубинной, я подумал, что слова «к врачу» и «мало ли что» с ней совсем не вяжутся. Но именно с болезнью накрепко связала Веру жизнь, – что мы, мироносицы и мироносцы, можем подчас принести Христу в первую-то очередь, как не наши скорби, страдания, болезни, наш личный житейский ад…

В сентябре 2016-го года Вере Сабадаш, работящей и любящей маме двух детей, 13-летнего Лёни и 7-летней Валечки, поставили диагноз: рак. Внешне Вера восприняла это стойко: лечиться так лечиться, ведь если что – дети, ради которых она живет, останутся совсем одни. Сколько в эти календарные два года вместилось иного, человеческого времени, времени, которое ведет себя вовсе не по календарным законам, то растягивается и провисает, то сжимается и сгорает, дней и ночей существования в аду болезни, наполненной то отчаянием, то усталостью, то снова надеждой, наполненной болью и терпением, – кто исповесть…

«Власть труда» подробно рассказала историю Веры в номере 29.

7-летняя Валя после крещения…Когда я вернулся, покрестив маленькую Валентину и причастив ее и Веру, прихожане, конечно, стали меня расспрашивать, что да как. Самая сердобольная фраза звучала примерно так: «Ну, конечно, с таким-то диагнозом не жилец, бедная, спаси ее Бог!..», а вслед за ней следовал и жалостливый вопрос: «Наверное, там у нее дома запустение? Квартирка-то съемная ведь у них. Сама-то больная да дети маленькие, неухоженные?..» Не берусь предполагать, что именно желали услышать от меня в ответ на этот вопрос (как сказал один французский писатель: «В страданиях наших ближних есть нечто для нас ненеприятное», уж Ты прости нас, Господи…), но я отвечал просто: «Нисколько. Вера – прекрасная хозяйка, бодрая и работящая в такой мере, что нам с вами далеко. Очень уютно живут. Еще и животным бездомным помогают, у нее три кошки, принесенных с улицы и вылеченных, одну ветеринар буквально из обломков собрал. И дети абсолютно всё делают сами по дому, помогают маме. Конечно, трудным был период, когда Вера вообще не вставала с кровати, сын Лёня на домашнем обучении, а Валя только еще пойдет в школу… Но они не просто «перемогаются» – живут и любят друг друга, и радуются жизни». Доказательство моих слов не замедлило прибыть в Спасский собор на следующий же день: мироносица Вера с ребятишками испекла замечательный огромный медовый торт и передала в подарок в храм.

Про веру Веры говорить особо не буду: путь болезни и скорбей, сами знаете , зачастую приводит к Богу быстрее всего. И не просто к освоению церковного внешнего обряда, к сакраментальному «что сделать, чтобы полегчало». Приводит – ко Христу. К Нему Самому. И дар несчастий, боли и жалобы в руках несчастных мироносиц часто превращается в дар метанойи, благодарности и любви…

– Внешне я всегда старалась быть бодрой, всё переносить терпеливо, ради любимых детей, –говорит Вера. – А внутри бывало всякое, и уныние, и апатия, и жгучие вопросы: «Господи, за что?!!». Конечно, пересматривала свою жизнь, вспоминала тех людей, от которых натерпелась, мужа, который исчез навсегда … Смотрела и на других людей, на окружающих, на больных рядом со мной, на бомжей на улице, на их скорби, ведь болезнь сильно меняет угол зрения. И думала о других людях, о хороших, которых неожиданно оказалось так много вокруг. А также о том, как своими претензиями к жизни, ропотом, самостью, неверием мучаем мы сами себя… Жалею об одном – что не верила в людей. Веры в Бога без веры в людей не бывает. Болезнь помогла это понять. Вот этой верой и живу, и благодарна Богу за всё.

Вчера (25 апреля) Вера поехала в Москву.

Конечно, понятно, что и сама по себе консультация, даже у грамотнейшего врача, здоровья не вернет, и что лекарства заоблачно дороги, и что впереди – неизвестность… И что метастазы ждать не будут, они не имеют выходных и отпусков, что они живут своей мертвенной жизнью и каждую минуту делают в теле свое черное дело. И что диагноз «не жилец» в устах сердобольцев – не со зла, просто констатация неумолимого факта.

…Когда мироносицы рано утром шли к пещере, перед ними тоже был неумолимый факт: даже если по какой-то счастливой случайности стража спит и нас не схватят на месте, то что дальше? Как мы, слабые, отвалим здоровенный каменище с печатью? Как попадем внутрь пещеры? Что делать-то будем?...

Но не идти не могли, любовь к Нему была сильнее.

«Ненормальные какие-то! Ну куда вы претесь, зачем?!» – спросил бы, наверное, кто-то сердобольный, но более здравомыслящий, наученный горьким житейским опытом тому, что плетью обуха не перешибешь.

А они всё равно шли, плакали наверняка, боялись. Но шли. И несли своё миро.

А что было дальше – вы знаете.

Сергий КРУГЛОВ, священник Спасского собора

Оставить комментарий

Комментарии