«Армейский фотоальбом»

Вы здесь

Дорога к храму:

Храм святых апостолов Петра и Павла, село Каратузское.

«Второе число. Воскресенье, 2-е по пятидесятнице. Служил во храме Знамения Пресвятой Богородицы. Предушно, едва отслужил. Это теплая церковь, зимние рамы не выставлены. Народу полна церковь. Однако сказал и обычное поучение. Отсюда мы отправили свиту прямо в Минусинск, а сами с протоиереем поехали в бока. Едем местами злачными (т.е. обильными, богатыми — прим. ред.), по высотам и долинам, но безлюдными. Переменили лошадей в тайге».

Эти дневниковые записи сделаны первым епископом Енисейским и Красноярским Никодимом во второй половине 19 века во время путешествия из Красноярска в Ачинский, Минусинский уезды и на Ангару.

Больше полутора веков назад в этом каменном здании нынешнего Петропавловского храма в селе Каратузское проходила божественная литургия с участием главного батюшки Енисейской губернии епископа Никодима.

Едва ли думали люди, строившие этот храм, что придется пережить Божьей обители за свою непростую историю. И что дорога к Петропавловскому храму откроется православным каратузцам спустя десятки лет гонений.

 

Перед смертью он исполнил долг пастыря

Отец Анатолий причащает прихожан во время воскресной службыДо постройки Петропавловского храма в деревне Каратузской была деревянная православная часовня, которая сильно обветшала. Причем в архивных документах отмечается, что часовня была построена без разрешения Епархиального начальства. Надо отметить, что строительство часовен без разрешения духовных властей было довольно частым явлением в жизни сибирских сельских общин, особенно в отдаленных районах, куда был затруднен доступ.

Сбор прихожанами денег на постройку каменного здания начался в 1844 году, а заложен храм в 1849. На период постройки пришелся пик золотой лихорадки на приисках Амыльской системы, и золотопромышленники щедро жертвовали свои средства на его возведение. Владыка Никодим писал в дневниках, что во время своего приезда на юг Сибири жилье ему милосердно предоставил один из золотодобытчиков.

Строительство церкви окончено в 1852 году «тщанием доброхотных деятелей и прихожан». Великое освящение храма состоялось 7 февраля 1853 года. В церкви было два престола: во имя святых апостолов Петра и Павла (летний придел) и во имя Знамения Пресвятой Богородицы (зимний придел). В 1886 году построен третий придел во имя св. Пророчицы Анны. При храме также была библиотека, которой в деревне до этого не было.

Главный придел храма в казачьем Каратузе стал именоваться Петропавловским. Издавна святые Первоверховные апостолы Петр и Павел считаются покровителями русского воинства. Потому не случайно и появление Знаменского придела. Чудотворные иконы Знамения Божьей Матери часто сопровождали русских воинов в походах, в том числе и казаков.

Со времени постройки каменного храма деревня Каратузская получила статус села. В архивах не сохранились сведения об авторе проекта Петропавловской церкви. Возможно, им был губернский архитектор Я. Алфеев. Однако бесспорным остается то, что здание строилось по предварительно изготовленным чертежам, так как, согласно указу Синода, строительство сельских церквей было запрещено без утвержденного проекта, выполненного профессиональным архитектором. Первым строителем церкви был Минусинский III гильдии купеческий сын Борис Иванов, а первым настоятелем — священник Петр Александрович Силин.

Село Каратузское, райцентр Каратузского района, 79 км от МинусинскаДо революции 1918 года в храме сменилось несколько священнослужителей, о них довольно скудно написано в архивах. Зато подробно описано убийство священника Михаила Щербакова, совершенное в первые годы становления советской власти. Произошло это во время крестьянского «дубинского» восстания 1918 года.

«…29 октября на село Каратуз напали восставшие крестьяне соседних деревень, дабы отобрать у казаков оружие, а с некоторыми и расправиться. Часть казаков, спасаясь, спрятались в церкви, за что некоторые стали обвинять отца Михаила как участника спасения казаков. Часть восставших ворвалась в дом к священнику с обыском. Искали оружие. Обыски прошли и в храме. Но батюшка, несмотря на опасность, уговаривал мятежников вести себя благоприлично в храме: он исполнял долг пастыря, увещевая заблудших словом любви».

Из церкви священник вновь вернулся домой, и снова нагрянули обыски. Матушка Анна попыталась объяснить мятежникам: обыски уже были. В этот момент кто-то из толпы выстрелил ей в живот. Рана оказалась смертельной. Батюшка умолял, чтобы пощадили его и детей, но… раздался и второй выстрел. Пуля попала отцу Михаилу в шею и вышла через затылок. Священник моментально скончался. Через считанные часы скончалась и его супруга. Детей не тронули. Один из бандитов спросил: «Щенков тоже?...» Ему ответили: «Ну их, сами сдохнут…»

С 20-х годов прошлого века Петропавловский храм, как и все церкви на Руси, сотрясали обыски и гонения на священников. Батюшек ссылали в лагеря, расстреливали и подвергали гонениям якобы за антисоветскую пропаганду и контрреволюцию. Или, проще сказать, за то, что проповедовали Закон Божий. В период коллективизации в Каратузском была создана религиозная община, призванная уберечь храм апостолов Петра и Павла от революционных гонений. Но… 14 мая 1936 года церковь была передана на культурные нужды села. Позже новое правительство приспособило ее под склад. А через пару лет решили, что быть здесь кинотеатру.

Постановили: «Просьбу граждан села Каратуза о передаче церкви под культурно-просветительское учреждение (кино-театр) — удовлетворить».

Церковную утварь разобрали по домам членов общины верующих. Большая ее часть оказалась в доме 30-летней Феклы Жарнаковой. В этом доме какое-то время совершались молитвенные встречи. Состарившись, Фекла уехала к дочерям в Кызыл, где и скончалась. Поэтому судьба церковной утвари неизвестна. Возможно, она разошлась по местным каратузским старикам или была уничтожена.

Восстановление храма святых апостолов Петра и Павла началось в 1995 году. Средства вновь собирали прихожане храма вместе с молодым батюшкой, отцом Виктором.

В настоящее время службы проходят в Знаменском пределе, который удалось отреставрировать почти за 25 лет. Огромное помещение, где когда-то размещались Петропавловский предел и предел св. Анны, по-прежнему нуждается в восстановлении. Но прихожане верят, что общими усилиями, при поддержке меценатов и руководства вновь образовавшейся Минусинской и Курагинской епархии, удастся вернуть храму первозданный вид.

 

Не ищите священства, оно само вас найдет

Паства Петропавловского храмаБольшие надежды возлагает паства и на настоятеля Петропавловского храма, отца Анатолия Оглоблина. На каратузской земле он служит сравнительно недавно, но уже успел вникнуть в дела прихода и полюбиться местным прихожанам. Вместе с матушкой Натальей им удалось организовать воскресную школу. Занятия проходят практически каждое воскресенье. Причем изучать закон Божий с удовольствием приходят и дети, и взрослые. Сразу после Литургии в соседнем помещении, где располагается сельский музей, в теплой атмосфере, за чашкой чая, православным сельчанам читают ветхозаветные и новозаветные тексты, рассказывают о житиях святых.

— За семь лет священнослужительства отцу Анатолию пришлось служить в разных храмах Минусинского благочиния: в Минусинске, Малой Минусе, Субботино. И везде с добром встречали священника, — рассказывает матушка Наталья Оглоблина. – Некоторые прихожане даже подходили и напрямую говорили: батюшка, вы такой добрый, будьте с нами построже.

Если честно, представить отца Анатолия строгим – трудно. За доброту и отзывчивость его и любят прихожане. В храме Казанской иконы Божьей матери в селе Субботино в первую седмицу Великого поста пастырь пожалел бабушек и благословил разделиться и служить по переменке, чтобы сильно не уставать. Но службы никто не пропустил!

— Как-то подошли ко мне и говорят: «Батюшка, нам так понравилось, давайте каждый день теперь будем служить», — вспоминает отец Анатолий. – Да я бы и рад, но так уж сложилось, что живем мы в Шушенском, а работать приходится в разных местах. До Петропавловского храма по асфальтированной дороге почти 150 километров. Далековато! Но, тем не менее, стараюсь бывать там хотя бы три-четыре раза в неделю. Вопрос с переездом тоже не рассматриваем. В Шушенском семья, дети, у матушки гончарная мастерская, перевезти которую сложно. Ремесло всегда было основным нашим заработком, священником ведь не так давно служу.

В общем-то и не собирался Анатолий Оглоблин принять сан священнослужителя, хотя и вырос в семье верующей, православной. Он хотел стать врачом, но судьба уготовила ему врачевать души, а не тела людей.

— У нас даже шутка была, я часто перефразировала детскую песню: «Толя может, Толя может всё, что угодно, не умеет только отпевать и крестить», — говорит матушка Наталья. – Если бы мне лет десять назад сказали, что супруг станет священником, не поверила бы. Он хороший электрик, пасечник, столяр – на все руки мастер. Долгое время пел на клиросе в Шушенской церкви, где я расписывала иконостас и иконы. А вот, видимо, вела нас судьба к этому.

Анатолий и Наталья познакомились на Урале, откуда родом отец Анатолий. Он тогда только армию отслужил, а она из Сибири по распределению приехала работать на фарфоровый завод. В начале 90-х годов завод остановился, его выкупила Екатеринбургская епархия, чтобы изготавливать иконостасы для храмов, но возобновить фарфоровое производство так и не удалось.

— Я осталась без работы, у мужа тоже дела не ладились. Предложила ему в Сибирь поехать, там у меня родители и брат жили. А прежде, по настоянию свекрови, мы повенчались в Екатеринбургском храме, где когда-то крестили Анатолия.

В прежнем Шушенском храме, который переоборудовали из бывшего здания милиции, будущая матушка занималась росписью. Анатолий пел в церковном хоре. Семья Оглоблиных всячески помогала церкви. Здание было ветхим и стареньким, и уже тогда, в начале 2000-х годов, заговорили люди о том, что не мешало бы построить в поселке новый дом Божий.

— Одна из шушенских прихожанок начала собирать деньги на строительство, — говорит матушка Наталья. – В то время она уже сильно болела онкологией. Попросила меня помочь в сборе средств. И с тех пор начались наши посильные труды на благо строительства храма апостолов Петра и Павла, которое с Божьей помощью завершилось несколько лет назад.

К тому времени отец Анатолий уже был рукоположен в священники.

— Настояла младшая дочка, — смеется батюшка. – Долго сомневался, считал, что должности дьякона мне вполне хватает. А когда руководство благочиния стало настаивать, ответил: «Как дочка скажет, так и будет». Она очень обрадовалась и сказала, чтобы даже не раздумывал. Вот так, в 48 лет, я стал батюшкой. Правду говорят святые отцы: «Не ищите священства, оно само вас найдет».

 

Ты колокольню строил, тебе и звонить!

Староста храма Сергей ГриневДалек был от веры и нынешний староста Петропавловского храма в Каратузском Сергей Гринев. В молодости он мечтал стать врачом. Поступив в Медицинский институт в Красноярске, увлекся оперативной хирургией. На четвертом курсе женился, взял академический отпуск, отслужил в армии и так вуз и не окончил. Долгое время работал в селе фельдшером, на скорой помощи акушером, селькором в местной газете.

— Какой Бог, когда нам «всю дорогу» научный атеизм «вдалбливали»? — говорит Сергей Евгеньевич. – Да и храма в селе не было. Кинотеатр закрыли, здание буквально разваливалось. В 90-е годы было принято решение возрождать Петропавловский храм. В Каратуз приехал отец Виктор. Тогда глава села попросил меня помочь сделать колокольню и киоты. Надо, так надо. Когда достроил, батюшка сказал мне: «Ты колокольню строил, тебе и звонить!» Священник дал мне почитать Закон Божий, заинтересовался я. Правда, читал, скорее, как научную литературу. Но мысли-то всегда в голове были: откуда мы, зачем мы на этой земле.

В 2004 году Сергей Гринев принял Крещение. Хотя, вероятнее всего, в детстве был крещен. Бабушка рассказывала, что всех малышей погружали и проводили обряд Крещения. Но тайно и без священника, а тут по всем церковным канонам принял православие староста храма.

Больше 20 лет Сергей Евгеньевич помогает батюшкам реставрировать церковь. Общими усилиями сделали ограждения церкви, заасфальтировали площадку привели в порядок Знаменский предел и отремонтировали помещения. Мечтает староста отреставрировать пустующие площади храма, оборудовать трапезную и кабинет для воскресной школы.

— Много трудностей, препятствий. Не хватает денежных средств и усердия порой маловато, — признается Сергей. — Но разве бывает так, чтобы всё гладко? Конечно, нет. Где-то читал, если Господь от вас отвернется, тогда и будет всё сладко да гладко. А Боженька с нами! Учит нас смиряться, молиться, трудиться и терпеть! И по вере нашей дает нам. Был у нас в храме ныне покойный Николай Федосович Колчин. Стоял у самых истоков восстановления церкви. С большим усердием помогал и молился. В день, когда отошел ко Господу, мы с прихожанкой Верой последними уходили их храма. Все лампадки проверили, все свечи затушили. Утром пришли, а у иконы распятия Христа лампада горит. К тому это я, что рядом Он, близко…

 

Кому церковь не мать, тому и бог – не отец…

Воскресными днями раньше положенного спешит в храм Вера Ивановна Зазулина. Хранительнице церковной лавки нужно не только прихожанам свечи раздать, молебны принять. Еще и приготовиться всю службу петь на клиросе. Женщина служит в храме с момента его освящения, более 20 лет. Говорит, пошла по стопам деда, он тоже псаломщиком служил.

— Жаль, что поздно Господь к вере призвал, — рассказывает прихожанка. – Советское время наложило свой отпечаток. Много ли мы сами знали? Нет, а учить было некому. Да и сейчас сохранилось еще среди людей, мол, зачем в храм ходить, Бог ведь в душе. Ан, нет! Не зря говорят, коль церковь не мать, значит и Бог не отец. Храм души наши от греховных помыслов лечит.

Вот и сельчанка Валентина Павловна Золототрубова на склоне лет обратилась за помощью к Всевышнему. После смерти супруга, а следом и мамы женщина не могла оправиться от горя.

— Плакала, истязала себя, вся душа изболелась, — вспоминает бабушка. – Мне и посоветовали: сходи в храм, помолись. Помню, пришла на службу, услышала голос батюшки, почувствовала запах ладана, и будто благодать на меня нашла. Так легко сердцу стало, так на душе хорошо.

Не пропускает церковные богослужения и главный специалист архивного дела в Каратузском Ольга Алехина. И по силам всегда старается помогать храму. Прошлым летом вместе с детьми трудились над покраской иконостаса.

— Не заставляю детей, это их желание, — говорит Ольга. – Семья у нас верующая, иконы с детства в доме были. Но как-то никогда не навязывали нам веру, и я стараюсь, чтобы ребятишки сами к этому пришли. Хорошо, что отец Анатолий с матушкой организовали воскресную школу. Так здорово собираться после службы и разговаривать о Боге, о святых старцах. Мы сплачиваемся за такими беседами. Люди, которые никогда не общались, становятся близкими друг другу. И все мы мечтаем, чтобы когда-нибудь вернуть храму первозданный вид. Обрадовались, что на юге края вновь создали епархию. Не так давно у нас вел службу владыка епископ Никанор. Столько лет в Каратузском не было архиерейских богослужений! Служба невероятно красивая и прошла на одном дыхании. Надеемся, что еще не раз батюшка Никанор причастит наших прихожан.

Ольга НОВИКОВА (Фото автора)

Оставить комментарий

Комментарии