Вы здесь

Простое счастье четы Захаренко

Иван Тарасович и Нина Степановна вместе уже 64 года«Это какая же свадьба?» — спрашивают у супругов Захаренко все, кто узнаёт, что вместе они уже 64 года. Признаюсь, не удержался и я. «Да кто ж её знает, бронзовая какая-нибудь, наверное», — отвечают.

Да и правда, имеет ли значение название, когда за столько лет Иван Тарасович и Нина Степановна сроднились так, что понимают друг друга без слов.

 

В Большую Ничку я приехал по случаю недавнего юбилея одного из старожилов села, орденоносца, знатного труженика и очень простого человека — Ивана Тарасовича Захаренко. В 90 лет он, несмотря на пережитый инсульт, здрав умом, подтянут и с такой задорной лукавинкой во взгляде, что не могу удержаться от вопроса Нине Степановне:

— Девки-то, поди, гуртом за таким гарным хлопцем бегали, не ревновали?

— А чего ревновать? — улыбается хозяйка. — Захотел бы уйти, ушел бы, ревнуй - не ревнуй. А коли судьба вместе жизнь прожить, то вот и живем.

Живут ладно. Вырастили и воспитали достойными людьми троих детей, радуются успехам внуков и правнуков. И страшно подумать, что всего этого могло бы и не случиться.

— Девять лет мне было, в Смоленске мы тогда жили, — вспоминает Иван Тарасович. — Отца арестовали. Муж маминой сестры работал в НКВД, он и предупредил — убирайтесь по-хорошему, пока и вас не сослали. Мать быстрее нас собрала, да и сюда — в Сибирь, в Коныгино.

Мама устроилась дояркой, Ваня был так, на подхвате. А во время войны Иван с группой других ребят попал на учебу в Красноярск, на паровозоремонтный завод. Откуда благополучно… дал дёру!

— Зачем сбежал-то? — не понимаю я.

— Да кто его знает! Домой захотелось, чего пацан понимал-то, — разводит руками Иван Тарасович. — Благо, под суд не отдали, тогда с этим было строго. Отправили на тракториста учиться, сюда в Ничку.

А вот эту науку Иван освоил твердо. Да так, что после службы в армии танкистом довольно скоро ему уже доверили должность бригадира тракторной бригады в Коныгино. В Коныгино же он и познакомился с Ниной.

— Это он только из армии вернулся, — вспоминает Нина Степановна. — Я приехала с рудника «Коммунар» проведать больную мать. И сидела на улице, дожидалась колхозную телегу, чтобы вернуться на ней домой.

— А тут я мимо иду, — с какой-то мальчишеской гордостью улыбается Иван Тарасович. — «Чего сидишь, носом клюешь? Куда едешь?» спрашиваю…

Так вот первый раз и встретились. Понравились друг другу? Возможно. Но не более того. А взыграла молодая кровь позднее, когда Иван пришел в клуб на танцы и там разглядел среди девчат знакомую фигурку. Через год поженились.

— Любили танцевать? — спрашиваю.

— Ой, любили, — лучится добрыми морщинками Нина Степановна. — И танцевать, и петь. И работать любили!

Да, работало то поколение так, что награждала Москва простых трудяг орденами, медалями и даже путевками за границу.

— В Крым ездил, в Венгрию, — вспоминает Иван Тарасович. — И орден Трудового Красного Знамени получил, за рекордные намолоты пшеницы. И «Жигули» в придачу.

А до этого были Большая Серебряная медаль за передовые методы выращивания кукурузы («Пропала куда-то», — сетует Иван Тарасович), мотороллер, мотоцикл «Урал». При том, что большим начальником Захаренко никогда не был и через всю жизнь пронес самую искреннюю любовь к технике и землепашеству.

— Конечно, любим мы родную землю, как же иначе. Она кормилица наша, — с грустной улыбкой говорят мои собеседники. С грустной, потому что нет уже сил, как раньше, и скотину держать, и огород да сад обрабатывать. — Кур-несушек еще держим, несколько грядок да ягоды немного. Но уезжать не хотим. Приросли накрепко…

Прощаемся у палисадника. Смотрю и поражаюсь, сколько в них красоты и достоинства. И мудрого спокойствия.

— В чем счастье, Иван Тарасович? — спрашиваю напоследок.

— Да как тебе сказать… — Иван Тарасович обнимает супругу и выдает нехитрый секрет. — В том, что живем так долго и жена хорошая попалась, дружная.

 

P.S. Верю, что Бог даст Ивану Тарасовичу и Нине Степановне отметить 65-летие совместной жизни. Кстати, называться эта свадьба будет «железной». А вот у 64-летней даты, оказывается, и названия нет, после «золотой» счет свадьбам ведут пятилетками... Но кому нужна эта арифметика, коль «жена дружная», правда?

 

Евгений ДАШКЕВИЧ

Оставить комментарий

Комментарии