Вы здесь

Александр Потапов: «Попал в ВДВ — гордись!»

Фото Анны ЭПОВОЙЗавтра в России будет отмечаться памятная дата — День ВДВ. И Минусинск не станет исключением. В нашем городе есть немало мужчин, которые служили в Воздушно-десантных войсках.

Сегодня эпизодами из своей жизни делится подполковник ВДВ в отставке Александр Потапов.

 

«В зоне особого внимания»

Этот остросюжетный фильм про учения советских десантников стал определяющим в выборе профессии Александра Потапова. Еще будучи учеником восьмого класса, он твёрдо решил стать десантником.

— Учёба в школе труда не составляла, но не хватало усидчивости, дисциплинированности, — вспоминает Александр Феликсович. — А когда я принял решение поступать в Рязанское десантное училище, зная о высоком конкурсе (более 20 желающих на одно место), изменился. Благодарен своим учителям из школы №5.

Во время службы я узнал, что этот фильм повлиял на выбор профессии многих моих товарищей. Кстати, в съёмках фильма принимали участие военнослужащие 103-й Витебской ВДД, в подразделениях которой я позже проходил службу в Афганистане.

 

Идти к своей цели и не сдаваться

Парад, посвященный открытию памятника командующего ВДВ В.Ф. МаргеловуНа внеклассных часах в школе и детских садах, куда часто приглашают Александра Феликсовича, он рассказывает ребятам, как не отступился от своего решения стать десантником. Хотя трудностей было немало.

— В военкомате мне сказали, что разнарядки на кандидатов в РВДУ нет, и предложили на выбор другие училища, — рассказывает подполковник. — Отказался. Стал периодически приходить в военкомат, узнавать про разнарядку. Но мне все время отказывали. Помог случай. Однажды во время очередной беседы в кабинет зашёл, как я думаю, кто-то из ветеранов военкомата и, видя мою настойчивость и желание, поддержал меня. Он убедил отвечающего за набор отправить мои документы в Рязань.

После прохождения медкомиссии меня признали годным к службе в ВДВ. Но тут возникло новое препятствие. На момент поступления в училище мне еще не исполнилось 17 лет. По этой причине документы вернули. И здесь поддержку мне оказали родители. Даже мама, которая была против моего поступления и хотела, чтобы я, как и она с папой, стал строителем, сказала: «Берите с отцом документы из военкомата и езжайте сами, разбирайтесь на месте». И мы поехали.

День ВДВ 1983 годТам командование выслушало, но решения своего не изменило. Свидетелями моего разговора оказались курсанты четвертого курса. Они посоветовали ехать в Москву, в главное управление военных вузов за разрешением для поступления в виде исключения.

В Москве всё разрешилось на удивление просто. В приёмной ГУВВ к нам вышел офицер, выслушал вопрос, забрал моё личное дело и сказал подойти за результатом вечером. В назначенное время он вынес личное дело и разрешение на поступление. После этого мы вернулись в Рязань, и я был зачислен в роту абитуриентов для поступления, а папа поехал домой.

Но! С первого раза я не поступил! Немного не хватило баллов. Решил, что буду поступать на следующий год и отправился в Минусинск.

Дома я пошёл работать автоэлектриком в ПАТП, где поднялся до третьего разряда, а еще одновременно учился на вечернем отделении Абаканского политехнического института.

А через год вновь пришел в военкомат. Без проблем оформив личное дело, приехал в Рязань. Офицер, распределявший по абитуриентским ротам, отметил: «Мы тебя помним, в этом году поступишь».

 

Тяжелейший труд и строгая дисциплина

Перед прыжком. Учеба в Рязанском десантном училище. 1984 г. (Фото из семейного архива)— Некоторыми курьёзами при сдаче экзаменов ознаменовалась моя встреча со знакомыми ребятами, которые уже год отучились. Они начали отговаривать меня от поступления, мотивируя это тем, что романтики мало, а есть тяжелейший труд и строгая воинская дисциплина. При этом сами не собирались бросать учёбу. Эта ситуация созвучна одной поговорке десантников: «Попал в ВДВ — гордись, не попал — радуйся». Но «тяжелейший труд и строгая воинская дисциплина» вспоминаются сейчас, как неотъемлемый элемент романтики.

В армии всё выполняется в строго отведённое время. Например, на то, чтобы после утренней зарядки идеально, без «морщинок», заправить кровать, умыться, почистить зубы, одеться, начистить сапоги, бляху на ремне и встать в строй для утреннего осмотра, отводится 30 минут.

Трудно было привыкнуть к меню и режиму питания. Ели три раза в день без возможности перекусить между приёмами пищи. Сходить в магазин военторга или «солдатскую чайную» на территории части на первом курсе возможности не было.

В армии кормят калорийно, но нет разнообразия, и не так, конечно, вкусно, как дома. В основном это прозрачные супы, тушеная капуста, из каш обычно перловая и овсяная. Известная армейская шутка гласит: «Солдат съедает столько овса, что ему стыдно смотреть в глаза лошади». Находясь в наряде по столовой, обязательно жарили для себя картошку. А выходя в увольнение, первым делом ехали на троллейбусе в «Блинную». Вчетвером набирали столько, что стола не хватало. Пельмени, блины, оладьи… Чтобы все это вместилось, выбирали столик у окна и «задействовали» подоконник. Администрация заведения относилась к этому лояльно.

 

Учить тому, что необходимо на войне

Операция Тропа. Афганистан. провинция Лагар. август 1987 год— Один из главных принципов, которым руководствуются в ВДВ. А для этого физическая подготовка должна быть на высоте. Для десантников, как и для разведчиков и морских пехотинцев, нормативы выше, чем для военнослужащих других родов войск. Плановые занятия проходили ежедневно. Первоначально из спортинвентаря для самостоятельных занятий в роте были штанга и гимнастическая перекладина. Дополнительный инвентарь покупали вскладчину, а также ребята, возвращаясь из отпусков, везли из дома гантели, гири. И если на первом курсе восьмичасового сна казалось недостаточно, то уже со второго, кроме ежедневных плановых, стали практиковать самостоятельные занятия после отбоя. Те, кто хотел совершенствовать силовую подготовку или приёмы рукопашного боя, поднимались и часов до одиннадцати вечера занимались в казарме в спортивном уголке. Те, кто хотел улучшить показатели в беге, вставали за час до подъёма, тренировались, а затем с подразделением в шесть утра шли на зарядку.

Также на первых курсах казались изнурительными пешие учебные рейды на 25-50-100 км с преодолением естественных и искусственных препятствий и выполнением в ходе них учебно-боевых задач по уничтожению условного противника. Спали в ходе рейдов не более четырех часов в сутки и на третью-четвертую ночь засыпали на ходу. Упасть или отклониться от маршрута не давали идущие рядом товарищи. Бывало и так: вдруг ночью на горной тропе или лесной просеке ты явно видишь впереди деревню с освещёнными дворами и домами. А еще деревенскую церковь с куполами. Всё это представляется так ясно и реально, но через 10-20 шагов всё исчезает, и впереди ночь. А этот мираж возник в воображении, потому что при изучении маршрута по карте ты запомнил, что в этом районе должна быть деревня.

Обеспечение вывода советских войск из Джелалабада. Афганистан. май 1988 годСовершали рейды в любое время суток. Нас учили: «Ночь, как и непогода, союзница десантника!» В межсезонье днём может моросить дождь, и ты промок, а ночью температура опускается ниже нуля, и одежда встаёт «колом», хрустит на тебе из-за льда.

Так называемое коллективное оружие – гранатомёты, пулемёты и боеприпасы к ним – в ходе рейдов несли по очереди. А возвращение в часть не означало окончание рейда. Заканчивался он после того, как оружие было вычищено и поставлено в комнату хранения, техника обслужена и находится в хранилище, снаряжение вычищено и отремонтировано. Израсходованные в ходе рейда боеприпасы, сигнальные средства, медикаменты получены до установленных норм, и подразделение вновь готово к рейду. Только после этого можно было идти на приём пищи и в баню. Нередко можно было наблюдать в столовой, как военнослужащие засыпают над своими тарелками.

Всё это вызывало трудности на первом и втором курсе, а на третьем и четвертом воспринималось, как военный туризм. В ВДВ есть поговорка: «Сначала десантник идёт, сколько может, а потом сколько надо!»

А еще есть такое выражение: «Десантник две минуты — орёл, а остальное время — лошадь». И действительно, во время прыжка мы находимся в воздухе всего пару минут. Но зато добираемся до аэродрома в пешем порядке. Как правило, учебно-тренировочные прыжки совершают рано утром. Связано это с тем, что погода с утра более устойчивая, ясная и безветренная. Поэтому подъём в 2-3 часа ночи, получение оружия, экипировка и выход на аэродром, до которого идти около 10 км. Примерно через два часа такой ходьбы происходит разгрузка парашютов из машин. Затем они выставляются рядами по подразделениям для проверки ответственными офицерами. По окончании данной проверки, десантники приступают к надеванию парашютов... Оружие размещается на груди для стрельбы в воздухе при снижении. А после прыжка опять в полной экипировке возвращаемся в часть.

 

Спасибо командирам и солдатам

Перед вылетом на заданиеАлександр Феликсович после окончания Рязанского десантного училища был направлен на службу в Тулу. А в апреле 1987 года он убыл в Республику Афганистан, где находился до вывода войск в феврале1989 года. О том, что Александр отправляется в горячую точку, знала только жена, родителей он не стал волновать. Сказал им, что поехал служить в Германию. И только через год супруга поделилась с его родителями этим фактом. Паники с их стороны не было, они только благодарили высшие силы, что сын вернулся невредимым.

— Вспоминать подробности о войне особого желания нет, — поясняет Александр Потапов. — В первую очередь помнишь своих опытных командиров - наставников и солдат, добросовестно несших службу в тяжелых условиях.

После афганской войны Александр Феликсович трижды был на Северном Кавказе, где принимал участие в контртеррористической операции. Имеет орден Красной звезды, орден Мужества, орден «За военные заслуги», медали «За отвагу», «Воинская доблесть» и другие награды.

Анна ЭПОВА

Оставить комментарий

Комментарии