Вы здесь

Отцы и дети: как много нужно для счастья?

Не люблю заглядывать в замочную скважину. А чувство именно такое, когда незваный вторгаешься в чужую семью. Но а как по-другому проверить условия проживания детей в семьях, которые находятся на контроле у социальных служб и правоохранительных органов? Только в рамках плановых рейдовых мероприятий. Правда, плановые они только для нас. «Опекаемые» зачастую не знают, в какой день и час в дверь постучат с проверкой...

 

Ни хлеба, ни Интернета

Полузавалившаяся калитка со щербатым штакетником, замшелые ставни окон, едва слышный лай дворняги, запертой в покосившейся сараюшке во дворе дома. Дверь не заперта… 13-летний Николай скромно приглашает нас в гости.

— Пап, ты спишь? — спрашивает мальчишка, входя в комнату и щелкая выключателем. — К нам гости!

Кряхтя и ворча, худой, бородатый мужчина едва находит в себе силы, чтобы подняться с кровати.

— Не сплю, сын, телевизор гляжу.

На экране маленького голубого экрана транслируют выступление президента Путина. С недавних пор у Сергея Петровича есть возможность знать о том, что происходит в мире и за его пределами. Благодаря администрации Минусинского района и сельсовета в однокомнатный домишко наконец-то провели электричество. Хотя во многом это заслуга и сына, ведь именно с его переездом в отчий дом на условия проживания 66-летнего мужчины обратили внимание органы опеки и власть. Взрослому человеку никто не может запретить жить при свечах, в закопченной от табака комнатке. А вот если рядом с тобой ребенок…

Так сложилось, что Сергей Петрович почти не воспитывал своего мальчугана. Разгульная жизнь, преступления, наказания, вновь проступки. Николай рос с матерью Татьяной, тетками и бабушкой в одном из сел Минусинского района. Отец, живущий в том же селе, наверняка навещал ребенка, но встречи были редкими, непродолжительными… С матерью у Коли отношения тоже не клеились.

— Мама не то чтобы не любила сына, напротив, создала все условия для его воспитания и проживания, — говорит специалист комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Минусинского района Анастасия Ветошкина, с которой мы навестили семью Петровых. — Мама непьющая, ребенок не был брошен, не слонялся по подворотням, но тем не менее найти доверительный контакт не удалось. Родственники семьи говорят, что женщина старалась любить своего сына, как умела. Но в какой-то момент упустила ребенка.

Комната, где живет 13-летний НиколайНиколай стал пропускать школу, не приходил домой ночевать, сбегал из дома. Его искали совместно с сотрудниками правоохранительных органов, несколько раз определяли в приют.

Мама вскоре заболела и попала в больницу. Коля остался на попечении родственников, с которыми тоже не смог найти общий язык.

Отец с радостью принял мальчика в свой дом. Хотя какой уж там дом, одно название. Прихожая, совмещающая в себе и кухню, да комнатка-каптерка. Пенсионер с достатком девять тысяч рублей едва ли смог бы обеспечить полноценную жизнь сыну.

— Когда мы приехали и увидели, в каких условиях живут отец с сыном, ужаснулись, — вспоминает Анастасия Ветошкина. — Хотели изымать ребенка в социальное учреждение. Но, взглянув в глаза мальчика, который искренне желал остаться с папой, трудно было разлучать их. Слава Богу, мужчина не употребляет алкоголь, иначе сомнений об изъятии и быть не могло. Постарались сделать все, чтобы ребенок остался в отчем доме. Провели свет, купили стиральную машинку, постельное белье для сына. Но даже сейчас сказать, что Коля живет в комфортных условиях с папой – сложно. Черные стены, грязная посуда, затоптанные полы. Уроки школьник делает на обеденном столике, спит на раскладушке, моется в бане у соседей. О компьютере и Интернете можно только мечтать. Отец с больными ногами мало чем помогает ребенку. С «высоты» своего опыта, только советует: «Учись, сын, чтобы человеком стать! И за мной ухаживай, старый я уже».

— А что у вас сегодня на ужин? — спрашиваю.

Отец промолчал, а растерянный Николай тут же реабилитировался.

— Ну как что? Картошку пожарим!

Пенсионер с достатком в девять тысяч рублей едва ли может обеспечить сыну Коле достойное содержаниеКроме картофеля, в запасах на зиму практически ничего нет. Ни хлеба, ни солений, ни тем более мясных продуктов мы не увидели. Потому и холодильник в семье без надобности.

Спросить, счастлив ли Николай, приходя домой и видя своего отца лежачим на диване, в грязи и немощи, смелости не хватило. Трудно задавать вопросы ребенку, который учит уроки на уголке накренившегося деревянного стола. Трудно говорить с ним о современных гаджетах, модных кроссовках и собственном пространстве, когда в доме нет даже еды. У него другие заботы: надо побелить стены, покрасить пол, постирать, благо, теперь есть на чем. Надо доказать, что в отцовском доме для него созданы все условия.

Хотели мы пообщаться и с мамой Николая, но, к сожалению, женщина проходит лечение в больнице. А вот с бабушкой и родной тетей удалось поговорить. 90-летней бабуле самой нужен уход. За ней приглядывает дочь. А тетушка и рада бы навещать Николая, но признается, что времени свободного почти нет.

— И он нас давно не навещал, — говорят родственники. — Не заладились у нас отношения с подростком. Хотя здесь его не обижали. Рады будем, если Коля будет хоть иногда нас проведать. Все же не чужие люди…

— Семья Петровых находится на особом контроле в деревне, — говорит Анастасия Ветошкина. — За мальчиком следят учителя, социальные работники, сотрудники по делам несовершеннолетних. Помогаем чем можем, чтобы как-то облегчить жизнь подростку.

 

Не хочу, чтоб сына отдали в детдом

Под пристальным вниманием социальных служб и семья многодетной матери-одиночки Татьяны из соседнего села. Впрочем, сейчас женщина проживает только со старшей дочерью. Пятимесячную малышку и пятилетнего сына изъяли у 22-летней матери органы опеки. В последнее время женщине некогда было заниматься воспитанием детей. Она пила… Много и часто. Даже не боялась оставлять малышей дома одних. Уходила к подругам и забывала, что детей надо кормить, одевать, водить в детский сад. В результате недосмотра старшие дети, перебегая через дорогу, попали под машину. Девочке повезло, она отделалась ушибами, а вот сын получил серьезные травмы внутренних органов.

— Слава Богу, что дети не подожгли дом, не замерзли на улице, — говорит Анастасия Ветошкина. — Особенно младенец, оставленный на самотек. Это ведь деревня, дом старый, случиться может все что угодно. Конечно, мы сразу же изъяли детей из семьи.

Родительских прав Татьяну не лишили. А вернуть детей социальные службы пообещали только при условии, что женщина пройдет курс реабилитации и закодируется от алкоголя. Молодая мама уже прошла лечение и ждет, когда детки вновь окажутся дома. В ожидании малышей навела порядок, перестирала белье, закупила продукты. И пообещала соцслужбам, что с пьянством покончено навсегда.

Хотя практика показывает, что далеко не все после реабилитации встают на путь исправления. Подружка Татьяны Нина в свои 20 лет уже дважды успела закодироваться от употребления спиртного. Не пьет с декабря прошлого года. Божится, что больше в рот не возьмет.

— После того, как у меня забрали сына, решила всерьез задуматься о ребенке, — говорит женщина. — Страшно стало и стыдно, что его могут забрать в детский дом. Не хочу, чтобы мальчик вырос сиротой при живых родителях.

 

А счастливы ли вместе?..

В семье Николаевых другая ситуация. Недавно у них родилась дочка. Вот только особой радости на лице 16-летней матери Оксаны и 18-летнего Артема — не видно. Не планировали подростки детей в таком возрасте. Оксана забеременела еще в восьмом классе. Узнала об этом, только когда ребенок зашевелился. На семейном совете было принято решение — рожать. Решали, конечно, родители школьников. Ведь в ближайшее время основные заботы лягут на их плечи. Чтобы не терпеть косых взглядов одноклассников, девочке пришлось перевестись в школу соседнего села. Правда, об особых успехах в учебе говорить трудно. Она уже пропустила почти месяц занятий. А впереди экзамены, готовиться к которым нет ни времени, ни сил. Еще бы, когда на руках младенец! И все же Оксана учится, а за малышом ухаживают молодой отец и бабушки с дедушками.

Артем уже окончил школу, но пока нигде не работает. О дальнейшем образовании думать, скорее всего, не придется. Во-первых, семью надо кормить, во-вторых, у парня умственные отклонения. Да и желания учиться особого нет.

На днях семейная пара официально узаконила свое положение. Без особых торжеств и пышных гулянок. Мера можно сказать вынужденная. Ведь по закону до совершеннолетия девочка должна проживать с родителями, либо с мужем, но только по достижении 16 лет.

— Ребенка бы из семьи никто не забрал, они все же законные родители, — говорит Анастасия Ветошкина. — Но Оксане не разрешили бы жить с Артемом еще несколько лет. А с родителями девочка жить не захотела.

Сейчас семья живет в небольшом домике по соседству с родителями мужа. Мама Артема помогает ухаживать за малышом, советует, как вести домашнее хозяйство, и частенько приглашает молодоженов в гости на ужин. Живут супруги скромненько и без излишеств. Любят ли друг друга — трудно сказать. Внешне трепета и восторга они не выказывают. Может, просто стесняются, а может, еще толком не поняли, что стали семьей.

— Конечно, им тяжело сейчас, — говорит Анастасия. — В их возрасте большинство подростков даже не думают о серьезных отношениях, и тем более о детях. А их детство кончилось! Впереди заботы, работа, воспитание малыша. Хорошо, если они останутся дружной и счастливой семьей и вырастят еще не одного ребенка.

Дай Бог, чтобы счастье обрели и Николай с отцом, и оступившиеся на жизненном пути мамы и их малыши. Чтобы органы опеки не обивали пороги этих семей, переживая за их неблагополучие. А нам будет куда приятнее рассказывать читателям о деревенских семьях, где живут любовь, уют и душевная гармония.

 

История Николая и его отца так тронула, что захотелось хоть как-нибудь помочь мальчику улучшить бытовые условия в доме. Редакция обратилась к местным меценатам, и никто не отказал! Удалось собрать деньги на ремонт помещения, приобрести материалы, продукты, вещи. Специалист уже приступил к ремонту дома. Спасибо благочинному церквей Минусинского округа Евгению Нещерет, депутатам районного Совета депутатов Александру Климову и Светлане Ломаевой, предпринимателю Андрею Нагорных, управляющему ООО «Стройпроект» Ахмеду Ялхороеву. Лично благодарна каждому из вас за неравнодушие и проявленное милосердие к деревенской семье.

Имена и фамилии героев изменены

Ольга НОВИКОВА

Оставить комментарий

Комментарии