Вы здесь

Недетские детские истории

Воспитанники социального приюта в с.Городок с волонтерами команды «Импульс» колледжа культуры– Мне нравится, что мы можем научить детей чему-то полезному, хорошему, – улыбается Настя Никалюк, студентка минусинского колледжа культуры, волонтер добровольческой команды «Импульс». – Когда первый раз сюда приехали – ребята к нам приглядывались, трудно шли на контакт. Но со второго раза уже играли, вовсю участвовали в конкурсах! А теперь мы и не представляем, как можно сюда не приезжать!

В социальном приюте для детей и подростков в селе Городок Центра семьи «Минусинский» волонтеры теперь частые гости. Вот и в этот раз наведались. Апрельский праздник юмора прошел шумно и весело! Забавный клоун, песни под гитару, танцы и много-много конкурсов.

Приютские тоже не остались в стороне – приготовили яркие и смешные номера. Выступали с особым восторгом, ведь раньше-то, в своей прошлой жизни, многие из них и не знали, что можно так веселиться и быть интересными, а главное – полезными и нужными…

Там, откуда эти дети попали в приют, они не привыкли к вниманию, зачастую оказывались ненужными самым близким людям – мамам и папам. А что может быть для ребенка горше этого осознания? Вот и научились они подолгу, недоверчиво, порой агрессивно или испуганно, присматриваться к человеку.

В приюте дети медленно «оттаивают» от своих былых «болячек». Правда, редко это «исцеление» от неприглядного прошлого бывает окончательным – отпечаток во всем облике, взгляде все же остается…

К тому же небольшой приют на 21 место – лишь временное прибежище для детей. Потом их судьба решается: детский дом, жизнь с опекунами или возвращение домой.

Вот и в день приезда волонтеров такое случилось. Четырнадцатилетняя Настя с неохотой выходит из девчачьей части приюта. В руках – небольшой сверток одежды. Следом за ней с растерянными и грустными лицами плетутся остальные девчонки. У всех – глаза на мокром месте.

– Я буду сильно скучать! – обнимая всех, всхлипывает Настя и идет к выходу, где ее ждет мама, немного насупившаяся и слегка раздраженная от длительного ожидания горячих девчоночьих «проводов».

– Ну давай уже скорее! Домой надо быстрей, – буркнув, встречает она дочь…

Настя – «бегунок». Родного папу не помнит – ушел, когда ей не было и трех. Но до подросткового возраста ее растил приемный папа – называть его отчимом она не хочет, потому что был добрым к ней, как родной отец. Но и с этим папой мама почему-то не смогла жить. И тогда появился, как называет его Настя, «отчим». Она невзлюбила его сразу. Что стало причиной – ревность к матери или переходный возраст – остается Настиной тайной. Но условие маме она поставила сразу и жестко: «Если он не уйдет – я сбегу из дома». И сбежала. Так попала в приют.

– Маму я люблю. Но пока «он» дома – я там жить не стану. Вот если уйдет от мамы – буду, – настырно объясняла девочка приютским психологам.

Что тут поделать? Теперь ситуация на контроле всех сотрудников приюта – воспитателей, психологов, заведующей. Работа у них нелегкая. Не просто подобрать и обогреть ребенка, а попытаться как можно внимательней отнестись к пережитым испытаниям настороженной души, постараться скорректировать, поправить ее состояние. Да хотя бы просто понять невеселую не по-детски детскую историю.

У каждого ребенка она своя. Вот Максим. Парню 14 лет, а глаза от восторга горят, как у маленького, когда он исполняет роли в шуточных сценках... Какое-то время его мама сидела в тюрьме. Затем вышла. Недолгой была радость от встречи с «хорошим мужчиной». У Максима появились сестренки-двойняшки. Да только их папа, оказалось, уже имел свою семью с женой и детьми. Пройдя суды и доказав, что детям у него будет лучше, отец забрал двойняшек к себе. А мама, разбитая горем, о Максиме совсем забыла, опустила руки, не работала. Вдобавок снова забеременела, и вновь нет отца. Сейчас увезли в больницу кесарить.

А Максим, как одинокий стебелек, все свои детские годы пытался пробиться через окружавшее его равнодушие, как сквозь твердый асфальт... В школе над ним смеялись, дразнили по поводу семейных неурядиц.

Примечательно, что сердце мальчишки все-таки не ожесточилось – какая-то деревенская простота позволила ему остаться улыбчивым, жизнерадостным.

Но не все так жизнерадостны, как Максим. За угрюмым и блуждающим где-то далеко в своих мыслях Антоном я наблюдала весь концерт. Парень не улыбнулся ни разу… Только под конец, когда одна из студенток читала юмористический монолог – легкая тень улыбки ненадолго промелькнула на его лице и снова улетучилась. Антону 16 лет. За ним криминал – воровство, драки…

Есть в приюте и крошки – хорошенькие ребятишки четырех, пяти, шести лет. Смотришь на них и думаешь: дай Бог, чтобы ваша жизнь сложилась хорошо… На лицах этих малышей еще нет того отпечатка разочарованности, грусти или задумчивости, который так заметен у старших детей. И хочется, чтобы никогда не появился.

Взрослые, берегите детей!

P.S.: имена детей изменены.

Елена КОРОТКИХ (Фото автора)

Оставить комментарий

Комментарии