Вы здесь

Наталья ДМИТРИЕВА:

«В жизни нет предопределенности, она в наших головах!»

Ее картинам по силам вызвать у вас, пожалуй, всю гамму эмоций. А некоторым — еще и вызвать на откровенность, помочь принять решение или, напротив, погрузить в мечты… Как ей удается наделить свои произведения таким даром — загадка даже для самой минусинской художницы Натальи Дмитриевой.

 

— Наталья Николаевна, ваше имя известно далеко за пределами не только города, но и страны. Как художница из Сибири смогла покорить старый свет?

— О покорении пока речь не идет, сделан только первый шаг – я только начинаю давать мастер-классы по живописи в Европе.

Раньше писала картины, чувствуя в этом необходимость. Об уровне своего мастерства, как и о том, как мои картины оцениваются окружающими, в том числе и профессионалами, не задумывалась. Но, попав под «обстрел» мнений профессиональных художников в Питере в октябре 2017 года, я… буквально открыла себя. Оказалось, что моя манера письма интересна многим и многие хотели бы перенять ее.

Не меньший шок испытала и я, побывав на мастер-классах питерских художников. Во мне произошел культурный переворот, открылись новые пути развития в искусстве. Появились люди, за которыми не только можно, но и нужно идти в плане развития.

— И вы, состоявшийся художник, с 15-летним академическим образованием, рискнули стать учеником?

— Да, поняла, что мне следует больше времени посвящать живописи, изучать новые техники не по книгам или Интернет-урокам, а вживую, у мастеров. Когда не только слышишь голос педагога и видишь, что он делает, но и чувствуешь его настроение, эмоции, ощущаешь дрожь его кисти. Когда в любой момент можешь услышать ценное замечание относительно того, что ты делаешь. Когда мастер легко может выдернуть кисть из твоей руки, чтобы внести коррективы на твой холст.

Я очень люблю нежную акварель, но, познакомившись с Танзу Озмен, заразилась его резкостью и смелостью. Сейчас, наблюдая за мной во время работы, иной раз пугаются нервнопаралитических движений. А я такой драйв получаю от этой техники! Игорь Савва перевернул мое понимание о подходах к началу картины – всю жизнь я начинала с теней, а он — со света! Знающие люди поймут, насколько это было необычно для меня, ученицы советской школы! Однажды попробовав сделать что-то наоборот, я поняла — в жизни нет предопределенности. Она – только в наших головах. Оттого еще чудеснее брать кисть в руки, потому что теперь это всякий раз словно в первый раз!

И, что особенно ценно для меня – каждый из мастеров, у кого я была на мастер-классе, отслеживает мой рост в режиме он-лайн!

— Вы с таким восторгом делились впечатлениями о мастер-классе Игоря Савва в соцсетях…

— Группа была небольшая, из России — только два человека. Мастера, хоть и белорусы, уже более десяти лет живут в Риме, владеют собственной мастерской. До обеда мастер работал, а мы, затаив дыхание, стояли за его спиной и следили за каждым его штрихом. И сгорали от нетерпения взять в руки кисти.. Было полное взаимопонимание с педагогами, в частности, еще и потому, что они были готовы делиться своими знаниями и опытом. Чувствовалось, что живопись для них не ремесло, они действительно влюблены в свое дело. Разговаривают на многих языках, и мастер–класс Игорь тоже вел, доводя свою мысль до каждого на понятном ему языке. Было забавно, когда к вечеру он подводил итоги дня – что удалось, что не очень: долго и много говорил англичанам по-английски, долго и много по-итальянски для итальянцев, а мне: «Молодец!». Приходилось, краснея, выспрашивать подробности. Игорь объяснил мои успехи как раз хорошей школой в постсоветских странах, где давали очень крепкую базу: художественная школа, училище, институт. И это правда: мы круглые сутки работали, чтобы чего-то добиться. В суриковское училище в год набирают по 8 человек. Представляете, каких трудов стоит пройти этот отсев?

— А как проходят ваши мастер-классы?

— Раньше мне казалось это несбыточной мечтой: давать мастер-классы по живописи в Париже. У каждого же есть планы на жизнь, то есть то, что ты реализуешь завтра или послезавтра, а есть – мечта, об исполнении которой ты на самом деле и не разрешаешь себе думать. Новые знакомства помогли мне — я разрешила себе сделать мечту реальностью.

Перед первым мастер-классом в Париже, страх, конечно, был: наберется ли группа, как примут меня, насколько ученикам будет нужно то, что я хочу донести до них. Сейчас все это ушло в прошлое, и на мастер-классах я уже вдохновляюсь творческой атмосферой, заряжаюсь от своих учеников энергией и позитивом. А всю организацию мастер-классов — от аренды ателье до набора учеников — берут на себя мои друзья в Париже. Зачастую я вообще трачусь только на дорогу…

— Но почему именно Париж? Неужели нет красивых мест поблизости?

— Я влюблена в этот город! Еще нигде я не чувствовала себя так прекрасно, как в Париже. Иной раз просто брожу по улицам и впитываю в себя атмосферу этого старинного города, и чувствую полное умиротворение, тихую радость. Причем зачастую прельщают не широко разрекламированные туристические достопримечательности. Порою могу часами любоваться на изгиб фонаря, старенький дворик или спящих на улице нищих. Ничто не оскорбляет мой взор, не коробит чувства. Самые добрые чувства вызывают и парижане, и это отнюдь не люди искусства, но и повара, швеи, парикмахеры. Обожаю наблюдать за людьми в парижском метро. Такого буйства красок в одежде, разнообразия причесок, макияжа и пр. больше нигде не увидишь! Порою мои спутники даже одергивают меня — хватит смотреть на человека, неприлично! А я взгляд оторвать не могу! Прямо влюбляюсь в кудри негритянки, глаза старика или одежду девчонки… Там нет стремления выглядеть как все — каждый носит то, что ему удобно, и так, как ему хочется. Каждый человек настолько индивидуален, что хоть все бросай и садись, пиши его портрет!

— Поправьте меня, если ошибаюсь, но яркие индивидуальности вряд ли потерпят прессинг, а без него сложно обойтись педагогу, даже в таком творческом деле как живопись…

— Да, бывают обособленные личности, которым сложно прислушаться к чужому мнению. И даже те, кто приходит на мастер-класс, не всегда готовы учиться. Или проявляет большую ревность к своему произведению, ни за что не позволит педагогу взять свою кисть, не принимает подсказки. Что хочет, то и делает, при этом считает, что он растет как профессионал. Очень переживаю в таких случаях, потому что результатом недовольны ни они, ни я. Но опыт уже позволяет «считать» ученика в начале урока – готов ли он открыться, довериться, что дает возможность вовремя скорректировать отношение к нему. Впрочем, есть и такие, кто не оставляет меня и после мастер-класса — записываются на он-лайн консультации, отправляют мне сканы своих работ.

— Но зачем художникам обучать других, «плодить» конкурентов?

— Художники – не конкуренты друг другу! Какой смысл писать картины под копирку? Наоборот, ты стараешься вкладывать в работу свои эмоции, впечатления, мысли. Именно поэтому знаменитые художники прославились не копированием маэстро, а собственным стилем, уникальностью. И настоящий художник как раз старается найти в себе эту изюминку, подчеркнуть уникальность своих произведений. В Москве меня поразили 90 мастеров на форуме, а представьте, какой творческий заряд можно получить на международном фестивале акварели, который ежегодно проходит в Венецианской деревеньке Фабриан, собирающий 2400 мастеров!

— Вы о высоких материях. А если посмотреть на это с точки зрения менеджмента: чем выше предложение, тем меньше спрос, а художники в любые времена не отличались богатством…

— Красоты много не бывает! И картина позовет своего созерцателя, даже если будет представлена среди сотен полотен. А картины псевдохудожников знающий человек сразу отринет…

— Поделитесь секретом? Чем отличаются профессиональные работы от любительских?

— Посмотрите в окно: чувствуете предгрозовое состояние природы? Если сейчас выехать на природу, то все, что нас будет окружать – озеро, трава, листья на деревьях, облака на небе — будет дышать предчувствием грозы. В природе не бывает оторванности, здесь все взаимосвязано, настроено друг на друга. Непрофессионалы на это не обращают внимания: они могут нарисовать грозовую тучку и накрасить яркую солнечную травку и светлое голубое небо. И эта несобранность пейзажа не может не бросаться в глаза, картина в этом случае не состоится. Я уж не говорю о таких грубых ошибках как отсутствие плановости, перспективы и глубины в работе…

— Можно ли, не имея академического образования, научиться рисовать?

— Без базовых знаний можно выбрать какое-то направление и постараться освоить его на хорошем уровне. Но это все – для себя, родных и близких. Не хочу расстроить вас, но такие работы никогда не будут оценены профессиональными экспертами. Можно сколько угодно вещать, что черный квадрат Малевича нарисует и школьник, — эксперты с вами не согласятся. У Малевича за спиной такая школа, что мало кто в состоянии достигнуть его уровня. Да, случилось баловство. Но надо понимать, что художников такого уровня – единицы. Настоящий художник не привязан ни к чему, он не думает, есть ему что поесть или нет — он творит! И деньги ему нужны только на холст, краски и кисти. Все гениальные люди жили на грани какого-то безумства. Думаю, невозможно, находясь в здравом уме и памяти, планируя жизнь «от» и «до», параллельно, с восьми до пяти создавать шедевры.

— Но как? Тот же Александр Иванов создавал картину «Явление Христа народу» более 20 лет!

— За это время он написал более 600 этюдов к ней! Состояние неудовлетворенности самим собой и своим творчеством – вот что мотивирует художника! Мне знакомо это чувство: написала, не нравится, написала другое – опять не нравится. И это здорово, чувство неудовлетворенности не дает закостенеть, остановиться. Наоборот, гонит вперед! И ты несешься, сметая все на своем пути! Бывает, что и меня творчество «перекрывает»: я ухожу в картину целиком. Моя семья — муж и трое детей — мужественно переживают этот период, пока не сработает выключатель в сторону «добросовестной матери». Впрочем, последнее длится недолго — меня снова тянет рисовать, и я грежу новыми картинами… Большое счастье, что родные принимают меня такой, какая я есть.

— Самокритика стимулирует, а критика со стороны?

— Любой профессионал в своем деле всегда поймет, мастер его критикует или нет. И если мастер – то почему не прислушаться? Да только за счастье выслушать дельный совет! А если нет – то зачем расстраиваться?

Вообще, к жизни нужно относиться проще. Я стараюсь жить в состоянии радости, находить ее даже в повседневной жизни, пусть это даже будет просто чашечка кофе с подругами. Как говорится, пусть весь мир подождет, но эта минутка счастья останется со мной.

— Мы все нуждаемся в радости, но мало кто способен бросить вызов бытовой рутине…

— За последний год я узнала столько жизненных историй, столько трудностей, которые пришлось преодолеть моим новым знакомым. Но они рискнули ради своего призвания! Просто однажды спросите себя: «А если у меня получится?» Зачем гнать от себя собственные мечты?

Поменять свою жизнь может каждый, это в его силах! Нет ничего невозможного, нужно просто разрешить себе это! Зачем нужно обрастать недвижимостью, машинами, суперхолодильниками или телевизорами? Чтобы самому стать недвижимым и бояться шагнуть вперед, пойти за мечтой? Сейчас наступило такое время, что привязываться к географическому месту нет смысла. Главное для человека – это впечатления, а не накопительство. А друзья и близкие – они всегда на связи – где бы ты ни жил – в соседнем подъезде или на другом конце земного шара. Живите творчески, и жизнь будет улыбаться вам чаще и чаще!

Елена ВЕРНЕР

Оставить комментарий

Комментарии