Вы здесь

Наталия СВЕТНЕНКО:

Наталия со своей работой «Алконост. Птица зари»«Художник для меня – и профессия, и призвание, и служение»

Она живет, следуя зову сердца. И потому, как в притче о талантах, художнице Наталии Светненко удается в полной мере воплощать полученный свыше дар.

В Минусинск она переехала всего два с половиной года назад, и за это время не только создала новые удивительные работы, но и щедро поделилась своим дарованием с особенными детьми: в ФСЦ «Южный» Наталия ведет творческую студию для детей с особенностями развития «Южная палитра».

 

– Далеко не каждый решится работать с особенными детьми. Что вдохновило вас на этот шаг?

Занятия с ребятами в студии "Южная палитра"– Два с половиной года назад в «Южном» мне предложили создать студию по работе с особыми детьми, и я согласилась. Социально-ориентированная некоммерческая организация «Игра без границ» помогла создать пространство и условия работы с ребятами. Так появилась студия развития мелкой моторики рук «Южная палитра». Диагнозы у детей разные: синдром Дауна, аутизм, другие ограничения в здоровье. Но это не должно изолировать их от социальной среды.

Опыт формировался в процессе работы. Мы с ребятами и сейчас продолжаем открывать новые формы и методы, и наше взаимодействие одинаково ценно как для них, так и для меня. Ведь творчество – это безграничный мир воображения и фантазии. Они учат меня многому, в том числе разглядеть в искусстве то, чего раньше не видела. Эмоционально с ними очень легко: они непринужденны и добры.

– У вас столько картин, на которых с любовью изображены дети. Воодушевляют на работу и свои ребятишки?

– Своих детей у меня нет. В общем-то, я с одинаковой любовью отношусь и к малым, и к старым. Был период, когда вдохновением для исполнения замыслов служили дети, которых много жило по соседству. Но время идет, периоды меняются… Возможно, когда-то мне будет интересно писать старых людей, на коже которых отпечатались мудрость, годы и свет прожитой жизни.

Н.Светненко, "Мой друг", 2016г.– А будучи ребенком, что вы любили рисовать?

– Наверное, как все дети – сюжеты сказок. В детстве я еще и много рукодельничала: деятельные руки мне от папы достались в наследство! Отец, Василий Игнатьевич поначалу преподавал черчение – рисунок у него был очень хороший. Затем работал в милиции, и в то же время его «золотые руки» все время что-то мастерили. За что бы он ни брался – все делал очень качественно. По вечерам занимался чеканкой: примерно два десятка картин сделал таким способом. Вообще любил обустраивать быт: у нас было много мебели, сделанной его руками. У мамы, Ольги Васильевны тоже были способности к рисованию, но она их не развивала, большую часть жизни посвятила семье.

– Вас же наоборот всецело тянуло к творчеству? 6 лет вашей деятельности (2004-2010) впечатляют: учились миниатюре во Владимире, занимались монументальной живописью, реставрацией настенных росписей в Эрмитаже (Санкт- Петербург).

– В юности я училась на художественно-графическом факультете Одесского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского. В тот же период, о котором вы спрашиваете, обострилось желание попробовать на практике знания, умения, и реальность предоставила такую возможность. Это был не только Эрмитаж, но и мастерские по росписи художественных деревянных изделий, уровень мастерства которых меня восхитил.

В Эрмитаже попала в реставрационную бригаду знакомого мастера-реставратора: мы восстанавливали потолок зала войны 1812 года. Реставрация росписи на высоте четырех этажей строительных лесов, конечно, была нова и интересна. Но самые большие впечатления я получила от невероятной возможности каждый вечер обходить какую-то часть экспозиций и впитывать культуру искусства таких разных эпох и разных авторов в одном из лучших музеев мира. Каждый вечер был наполнен до краев эстетикой и историей искусств.

После Эрмитажа мы продолжили трудиться по частным заказам на золочении лепнины, на росписях стен и потолков, на монументальной живописи в Москве. А потом и в Абакане, Курагино. Затем переехала и в этот город.

Приезд в Минусинск был для меня желанием новизны в творчестве, и по существу это был шаг в неизвестность: у меня было намерение испытать себя в ситуации неопределенности. А теперь мне здесь очень нравится.

– Вы и здесь продолжаете совершенствоваться? Помимо основных занятий учитесь на отделении декоративно-прикладного искусства и народных промыслов Минусинского колледжа культуры и искусства.

– Обучение новым видам искусства дает новые идеи, технические и творческие решения. Даже возвращение к известному приносит новые оттенки восприятия. И конечно, общение с педагогами, их мнение и видение обогащают меня даже при наличии опыта.

– С 2010 года в Профессиональном союзе художников России вы именуетесь как «сложившийся профессиональный художник». За таким званием годы труда и бессонных творческих ночей?

– Если человек из возможных вариантов выбирает делом всей жизни то, что любит – он неизбежно будет уделять этому максимум времени, будет находить возможность на совершенствование и развитие своего мастерства, посвящая этому дни и ночи.

– У вас вообще бывает «свободное время»?

– Если понимать свободное время, как то, что не принадлежит творчеству, то это для меня непозволительная роскошь. Возможно, в будущем я буду относиться к свободному времени по-другому, но точно не сейчас.

– У вас есть целая серия картин «Слушая тишину». Безмолвие и уединение необходимы художнику так же, как каждому человеку воздух?

– Да. Уединение необходимо, чтобы смотреть внутрь себя и слышать. Тогда внешнее не отвлекает, не влияет. Безмолвие – это, в сущности, внутренний разговор с самим собой. Даже когда мы спим и смотрим сны, то продолжаем, как в реальности, жить, мыслить, говорить, перемещаться. Таким образом художник из своего подсознания выносит образы, чувства, мысли, идеи.

Н.Светненко, "Метафизика времени", 2019г.– Кроме тишины, в чем еще черпаете вдохновение?

– Меня больше вдохновляют художники эпохи возрождения, модерн и передвижники. А также иконопись, храмовая роспись некоторых мастеров. В последнее время стал интересен импрессионизм и постимпрессионизм.

Воодушевляют мастера своего дела, которые создают новые образы безграничного мира. Вдохновляют работы других художников, писателей, поэтов и, конечно же, талантливое кино, которое хочется смотреть много раз. Глубоким считаю кино, в котором есть психологизм сюжета и конфликт героя с окружающим миром. Кино, в котором нужно думать. Например, «Кин-дза-дза» (1986, режиссер Георгий Данелия), «Пиросмани» (1969, Георгий Шенгелая), «Идиот» (2003, В. Бортко), «Человек, который познал бесконечность» (2015, Мэтт Браун), «Джузеппе Москати: Исцеляющая любовь» (2007, Джакомо Кампиотти,) «Остров» (2006, Павел Лунгин), «Серьезный человек» (2009, Джоэл Коэн, Итан Коэн). На сегодня для меня один из самых интересных режиссеров – Андрей Тарковский: люблю проникать в его идеи, слушать монологи героев, наблюдать за поиском их смысла жизни и выбором их духовных ценностей. Как будто они путешественники, затерявшиеся не в своем времени и пространстве, например, в фильме «Сталкер».

– Говорят, художник помогает «спешащему человеку» остановиться и полнее ощутить окружающий его мир...

– Есть выражение: «Кто знает жизнь, тот не спешит». Возможно, созерцание искусства и помогает человеку остановить свой бег.

– Но сегодня мы почти все куда-нибудь спешим. Как человеку перестроиться на другую волну жизни – без суеты?

– Думаю, нет определенного рецепта, как перестать суетиться. Наверное, это зависит от воспитания в семье, от наследственных задатков, от приобретенной человеком веры и от желания меняться к лучшему.

Наверное, мы все спешим, но не часто себя спрашиваем – зачем? Думаю, каждый мечтает не торопясь прожить эту не очень длинную жизнь. Наверное, важно помнить о ценности каждого мгновения, что мы не муравьи. Ведь человек – существо мыслящее, думающее, чувствующее, а социальная жизнь, как быстробегущая река, с водопадами и водоворотами, каждый выбирает свою реку с нужной ему скоростью. Сохранить мир внутри себя в обществе бушующих идей и чувств является искусством.

– Художник – это профессия, служение или призвание?

– Для каждого по-разному. Для меня это способ восприятия мира, познания себя через искусство. И так случилось, что это стало моей профессией, призванием и в какой-то степени является служением доброте, красоте, гармонии.

– Что вы пожелаете в жизни каждому человеку, независимо от его профессии и талантов?

– Однажды старца Амвросия спросили: «Как жить?». Он ответил: «Жить так, чтобы не тужить, никого не обижать, никому не досаждать и всех уважать!». Я с ним согласна.

Елена БЫЗОВА (Фото автора)

Оставить комментарий

Комментарии