Вы здесь

На встречу с Капелько

Любовь Пономарёва (1948-2006) «Портрет художника В.Капелько», 1995-96 гг.Есть в мире лица, а точнее – люди, которых художники тянутся запечатлеть на полотне.

Одним из таких был и заслуженный художник РФ, археолог, этнограф, альпинист, поэт, исследователь и мечтатель Владимир Феофанович Капелько (1937-2000).

– Его называют легендарной фигурой сибирской художественной жизни последней трети 20-го века, – рассказывает зав. отделом «Картинная галерея» музея им. Н.М. Мартьянова Елизавета Лясковская. – В 2017 году, готовя статью в сборник материалов научно-практической конференции «Пятые Рехловские чтения», в газете «Красноярский рабочий» за 1989 год удалось найти запись искусствоведа Г.Д. Васильевой-Шляпиной, которая писала: «Редко какой художник, живущий в нашем крае, избежал соблазна написать колоритнейшую внешность своего коллеги – В. Капелько». Владимир Феофанович, как магнит, притягивал к себе людей.

Портретов В.Ф. Капелько, действительно, немало, с ними можно познакомиться даже в Интернете. Однако сегодня наше путешествие в мир Капели (как в шутку называл себя сам художник и его друзья) мы попробуем начать именно с портрета Владимира Феофановича, написанного художником Любовью Пономарёвой (1948-2006) в 1995-96 годах. Этот портрет притягивает к себе своеобычным отличием от всех других образов В.Ф. Капелько. А почему попробуем совершить путешествие в мир Капелько? Да потому что внутренний мир этого человека настолько глубокий, что вряд ли вместится в формат газетной статьи…

 

«Голубь и вправду прилетал…»

Анна Владимировна Пономарева, дочь художницы Любови Пономарёвой:

– Мама очень любила птиц, а голубь ассоциировался у нее со свободой и чистотой. Изобразив сидящего на голове Владимира Феофановича голубя, она, скорее всего, хотела передать именно те светлые качества, которые ценила в художнике: его свободный и мечтательный, романтический и созидательный дух, открытость людям, доброту. Птица написана в светлых тонах – это тоже символично.

Но самое интересное, что, по словам мамы, голубь и вправду прилетал и садился на голову Капелько во время одной из экспедиций. Хотя, впрочем, это неудивительно: к нему тянулись не только люди, но и животные, которых он очень любил.

Ксения Антоненко, дочь В.Ф. Капелько – из книги «Владимир Капелько. Художник я, жадный до жизни» информационно-издательского агентства «Надежда и Мы», Минусинск, 2017 г.): «Когда папа жил в Крыму (лечился от туберкулеза), на территории санатория организовали отлов кошек, которых расплодилось слишком много: живых кошек собрали в мешки из-под картошки и оставили в каком-то отгороженном месте, и они орали на весь двор. Папа стал думать: как же их спасти? Решил купить в аптеке несколько бутылочек валерьянки и разбил их рядом с мешками, где были эти не-счастные кошки. Кошки от такого запаха начали сходить с ума, прогрызли мешки и вырвались на свободу. Потом папа нарисовал красивую картину с кошками».

 

«Я сделаю все, что смогу, и людям отдам: «Берите».

Талант художника, его самобытность отразились не только в живописи, этнографии, археологии. Владимира Феофановича знали и как замечательного поэта. Однако сам Капелько относился очень просто (а может быть, наоборот – строго) к своему литературному творчеству, и при жизни художника вышел только один его сборник. Однако и здесь В. Капелько проявил оригинальность, назвав авторскую книгу «Лошадь ржала в железную дудку». Стихотворение «Моя песня» – это своего рода необычная «автобиография» художника, в которой он раскрывает перед нами свой внутренний мир…

Над чем природа крепко постаралась,
Сменяя поколенье поколеньем,
Мне, В. Капелько,
Все теперь досталось,
Все без остатка.
Я в семье – последний.
Родители последнее желание,
Последнюю любовь последней страсти,
Весь свой талант
И все свои несчастья
Вложили в тело:
В кости,
В мозг
И в жилы,
И в сердце –
... и оно тогда ожило.
Ожило сердце –
Чудо из чудес.
Я задышал,
Взахлеб глотая воздух,
Хватая воздух
Пухлыми руками,
Суча по воздуху
Беспомощно ногами,
Глазами в небо
Жадно упираясь.
Ура! Мне жизнь досталась,
Живая жизнь...
Что может быть нужней?
Я –Человек.
Я мыслю.
Я пою:
«Я не мамкин сын.
Я не папкин сын.
Я на дереве рос,
Меня ветер снес.
Я упал на пенек —
Стал кудрявый паренек...»
Я кудрявый,
Я длинный
И тощий.
Я гляжу сквозь очки на зарю.
Жизнь во мне
Каждый день клокочет.
Я тепло своих рук дарю.
Я мешу на палитре краски.
На дорогах я грязь мешу.
Я пьянею от женской ласки.
Я ревную.
Я жить спешу.
Я спешу.
Я смеюсь.
Я живу!
Мне родители Жизнь подарили!
Я стихи про любовь пишу.
Чудеса я в себе ношу.
Ведь не зря же меня родили!
Что может в жизни нужней?..
Это мое рождение.
Это твое рождение.
Это его рождение.
Рождение новых людей.
Рождение душ
И умений.
... Я сделаю все, что смогу,
И людям отдам: «Берите».
Я буду спать на снегу.
Я вам принесу сквозь пургу
Кучу сердечных открытий.
– Ну, что же вы, люди, берите!
Что может быть откровенней
Я ведь в семье – последний.

 

Наследие Капелько

За 40 лет творческой деятельности художником создано несколько тысяч живописных и графических работ. Его выставки проходили в разных городах страны (Красноярск, Омск, Томск, Барнаул, Фрунзе, Москва, Санкт-Петербург) и за рубежом.

В.Ф. Капелько также был мастером декоративно-прикладного искусства: работал с деревом, берестой, мастерил туески, лукошки, шахматы. Его берестяные шахматы хранятся в музее шахмат России.

Он стал первооткрывателем многих памятников наскального искусства, создал метод эстампажного копирования петроглифов на микалентной бумаге, собрав и сохранив для потомков огромную коллекцию копий с наскальных рисунков, ведь подлинники навсегда утрачены – затоплены водами Красноярского моря.

Владимир Капелько, из газеты «Советская Хакасия» от 01.01.1991 г.):

«...Изучаю и копирую древние наскальные рисун-ки Сибири вот уже 20 лет. Каждый сезон выезжаем то на Лену, то на Енисей и его притоки, в верховьях Аба-кана проводим в палатках два-три месяца. Копирование требует времени, тщательности, сосредоточенности. Надо «проявить» на особой бумаге даже самую малую чёрточку изображения. Скалу приходится буквально гладить – иначе ничего не получится. И вот представь-те, висишь на узком скальном карнизе над рекой, во-круг – простор, красота – и невольно проникаешься все-ми теми же чувствами, что и далёкий твой предок, а под руками возникает то солнцеликое божество, то фигурка человечка, и у него из рук сыплются звёзды – какие-то неведомые семена. А рядом – священный зверь с огне-дышащей пастью, ниже – всадники, быки, лоси...»

 

Из сборника «Минусинские художники (живопись)» (Л.В. Шумская, О.И. Миссинг, 2006 г.): «Этот портрет можно назвать и камерным, и одновременно значимым, глубоким, обобщающим. Каждая деталь портрета раскрывает образ художника, поэта, близкого друга автора. Серо-зеленый фон – это его привязанность к земле, её древней культуре, археологии. Белый цвет рубашки означает торжественность момента. Белая птица на голове – символ его душевной чистоты. Выражение лица то мягкое и трогательное, а то твердое и уверенное передаёт богатство его природы, незаурядность натуры».

 

«Таким себя я в зеркале вижу»

— так называется этот автопортрет, написанный Капелько в 1970 году.

Художник создал несколько самобытных автопортретов, на которых не скрывал свой облик, посмеивался над собой, творил различные неожиданные композиции. Это такие портреты, как «Я молодой. Автопортрет, 1961» (самый ранний автопортрет Капели), «Я и грибы с мышкой на столе, 1988», автопортреты за 1969, 1970, 2000 годы. Портреты Капели писали и его друзья-художники: А.Терентьев, С. Бондин, Э.Севастьянова, А.Ковригин, П.Милованов и другие.

 

P.S. Пусть дорогой читатель не воспримет эту статью как биографию Владимира Капелько. Мы попытались лишь краешком глаза заглянуть в судьбу этого удивительного человека XX века и немного рассмотреть некоторые аспекты его деятельности и творчества.

Благодарим за помощь в работе картинную галерею Минусинского музея им. Н.М. Мартьянова.

Елена БЫЗОВА

Оставить комментарий

Комментарии