Вы здесь

Когда работа – сплошная «Эврика!»

Заведующий художественной частью Николай ЕремеевРазве может быть подделка полезной? Может! Если ее создали бутафоры-декораторы, преображая театральную сцену к очередному спектаклю.

С итальянского «buttafuoria» переводится как поддельные, специально изготовленные предметы (мебель, посуда, оружие, еда и т.д.), употребляемые в спектаклях вместо настоящих вещей. Предметы бутафории отличаются дешевизной, прочностью, легкостью, подчеркнутой выразительностью внешней формы.

В мастерской Минусинского драматического театра, где создаются такие вещи, творческий беспорядок: пахнет красками, клеем, лаком, деревом, на полу разложены блоки пенополистирола и фанеры, из которых «рядовой бутафор», как называет сама себя Юлия Потапчик, создает то, что станет на сцене травой и кустиками. В театре девушка трудится уже 8 лет, и ее руки и пальцы хорошо знают свое дело: вот на вырезанную из пенополистирола форму накладывается марля и клей ПВА, чтобы в дальнейшем на изделие лучше легла краска. Дальше – грунтовка и чудеса росписи. А завершающим «штрихом» станет нужное сценическое освещение, которое при правильной подаче профессионалов преобразит всю бутафорию спектакля.

 

Гулливер в стране лилипутов

Все это еще впереди. А пока работа в самом начале, и увидеть будущий спектакль можно только… с высоты великана. Рассматривая макет готовящейся постановки, чувствуешь себя Гулливером в стране лилипутов: маленькая будка, которая легко уместится на половинке ладони, такие же заборчики, старая бочка, и уж совсем крохотные метла, колесо от телеги, старый ящик и собачья миска.

В роли художника-постановщика новой сказки «Не хочу быть собакой» (режиссер – Игорь Фадеев), которую юные зрители увидят в этом году на ежегодном детском театральном эколого-патриотическом фестивале «Это Родина моя!», бутафор-декоратор Виктория Еремеева выступает впервые. Работу в театре девушка совмещает с заочным обучением в Красноярском художественном институте, считая, что выбранная ею профессия – одна из лучших.

– Рутиной нашу работу никак не назовешь, – делится она. – Каждый раз включается фантазия, творчество работает «на всю катушку», не перестаешь открывать для себя что-нибудь новенькое. И есть куда расти. Если бутафор-декоратор просто исполняет то, что уже задумано художником-постановщиком, то последний делает эскизы к спектаклю, придумывает и воссоздает макет, каждую деталь сцены.

 

Художник-постановщик Виктория Еремеева с макетом будущего детского спектакляЗакулисная фантастика

Неудивительно, что Виктория пошла по стопам отца. Заведующий художественной частью Николай Еремеев в театре уже 27 лет и очень любит эту профессию. Казалось бы, за такое время должен знать работу, как свои пять пальцев. Но декораторов, как и ученых, их труд может заставлять не спать ночами, чтобы спасительное «эврика!» помогло решить даже самую сложную задачу.

– Помню, как в сказке «Али-Баба и 40 разбойников» (режиссер – Владимир Акулов) мы долго мучились, как сделать хворост легким, – рассказывает Николай Николаевич. – Большая охапка настоящего сушняка из леса оказалась довольно тяжелой. А актеру на сцене с ней предстояло не один раз появиться и играть свою роль в таком положении довольно долго. Я почти не спал две ночи: все думал, как решить эту проблему. И додумался все-таки. Ткань-мешковину прошил в виде тонких длинных чулочков, наполнил их изнутри монтажной пеной. Герметик разошелся внутри ткани и принял причудливые формы. Когда пена застыла – мы лишнее выровняли наждачной бумагой, нанесли нужный рисунок, и бывшую мешковину стало не отличить от хвороста. А главное – «охапка дров» выглядела потрясающе натурально и была очень легкой! Режиссер из Петербурга тогда отметил: «Это что-то фантастическое. У нас такого не делают».

 

Бриллиант из пробки и другие чудеса бутафории

Случай с хворостом – не единственный, когда неприметные предметы перерождаются и даже хлам становится нужным. В цехе бутафоров много того, что из обычных кабинетов уже давно отправили бы на свалку: старые чемоданы, бутылки различной формы, пуговки, пробки. А мелкие (и не очень) инструменты выстроились друг за другом, как на показе в галерее: пинцеты, напильники, отвертки, резаки, ножницы, гвоздодеры, стамески, линейки разных форм и размеров, шуруповерты, шило, мебельный степлер. Все это необходимо в работе.

Выручают не только инструменты, но и творческая смекалка русского человека.

– Для спектакля «Василиса Мелентьева» (режиссер – заслуженный артист РСФСР Н. К. Гудзенко) шапку Мономаха мы украсили крупным «драгоценным камнем», который сделали из… пивной пробки! – продолжает вспоминать Николай Еремеев. – Клей ПВА, тонкая бумага, стеклянная крошка от старых новогодних игрушек и все! «Камушек» засиял, как бриллиант.

Делал Николай Николаевич и «драгоценный кубок» из пластиковой бутылки, и «волшебную лампу» Алладина из жестяных банок, и даже птиц и бабочек одной из сказок заставлял порхать и махать крыльями с помощью дверных пружин.

 

Бутафор Юлия Потапчик«Игра в прятки» со зрителем

Сегодня команда художников и бутафоров готовится к сказке, которая, по их словам, требует еще больших усилий. Каждая декорация по-своему сложная, но сказки – они ведь для самого юного, самого чуткого, восприимчивого и благодарного зрителя. А значит и подходить к такой работе следует с особым настроем, чтобы все созданное получилось прекрасным и смогло бы уже с ранних лет пробудить в ребятишках любовь к искусству. К тому же в сказках обычно много бутафории.

Сейчас для пса, «который не хочет быть собакой», уже сколочены в столярном цехе будка и деревенский заборчик. А художник-оформитель преображает эти предметы, занимаясь росписью: «старит» доски забора, с помощью распылителя и других инструментов добавляет будке необходимые оттенки, рисует сучки, годичные кольца на спиле дерева и т.д. Готово уже и старое колесо от телеги. Оно, конечно, совсем не старое и даже не тяжелое, так как сделано из пенопласта. Но (даже пока еще без грунтовки и росписи) уже выглядит очень реалистично! Подготовлена и белая бязь. Пока это просто большой кусок ткани 8 на 8 метров, но благодаря работе художника он превратится в сказочный фон декорации, на котором предстанет удивительный деревенский пейзаж: голубое небо, облака, зеленеющий луг, маленькие домики.

Кстати, о тканях. Вся «одежда сцены» (кулисы, падуги, раздержки, занавес и т.д.) тоже создается в этом цехе. Мастерам помогают две «золушки»: современная швейная машинка и старенькая, подаренная давным-давно еще Минусинской перчаточной фабрикой, но по-прежнему хорошо выполняющая свою работу под умелыми руками виртуозов своего дела.

Ну а на «финишной прямой» подготовки к спектаклю труд режиссера, актеров, гримеров, костюмеров, осветителей, художников, декораторов и бутафоров соединяется в одно гармоничное творение. И если вы слышите в зале бурю аплодисментов, знайте, она принадлежит не только тем, кого вы видите на сцене, но и тем, кто «играет в прятки» со зрителем, скромно выполняя свою работу за кулисами.

Елена БЫЗОВА (Фото автора)

Оставить комментарий

Комментарии