Вы здесь

Его жизнь – символ эпохи

На днях общественность Минусинска отметила 100-летие со дня рождения Афанасия Артемьевича Шадрина.

Мероприятие организовали работники библиотеки им. А. Черкасова. И получилось оно теплым, искренним, по-домашнему простым и душевным. Именно таким, какое бы устроил и умел устраивать при жизни Афанасий Артемьевич.

Журналист, писатель, поэт, краевед, общественный деятель, историк… Талант его многогранен. Он оставил заметный след на земле красноярской. Автор около десятка книг, более тысячи публикаций, причем не только в газете «Красноярский рабочий», где он проработал 75 лет, сотни писем, фотографий. Все эти бесценные документы теперь хранятся в музее им. Н.М. Мартьянова и в городском архиве.

Он работал собственным корреспондентом в самых разных районах края. Его называли агрономом за уникальные знания особенностей сельского хозяйства в Сибири. На коне, в санях, на мотоцикле, УАЗике он объездил практически весь край. Сначала, как в песне, «с лейкой и блокнотом», позже — с диктофоном. В 90 лет освоил компьютер. Он умел жить в ногу с эпохой.

Его девиз «ни дня без строчки» — добрый пример людям пишущим. И даже, если бы Шадрин столько не написал, не издал, память о нем сохранилась бы в истории Минусинска. В 1987 году он создал клуб «Краевед» и более двух десятков лет возглавлял его. Кстати, клуб действует и поныне.

Участники мероприятия тепло и сердечно вспоминали встречи в гостеприимном доме Шадриных, споры, дискуссии. Поэтому с особым настроением исполнили любимые песни Шадрина под аккомпанемент гитары Маргариты Рай.

Нина Савкина

 

О Шадрине — Роман Сенчин

Ирина Ефимовна и Афанасий Артемьевич Шадрины для меня неразрывно связаны с Минусинском. Небольшой, уютный, нешумный и неторопливый Минусинск очень подходил к ним, а они, быстрые, деятельные, кипящие – к нему. Парадоксально, но это так. В каждом дремлющем уездном городе были и есть несколько человек, пытающихся разогнать эту сладкую, но пустую дремоту. Шадрины как раз были из таких.

С Ириной Ефимовной я познакомился в 1995 году, когда работал в Минусинском театре вахтером, а она была там завлитом. Вахтер должен быть в курсе всего, что происходит во вверенном ему помещении, и я, конечно, не мог не видеть, что Ирина Ефимовна, уже тогда в годах, являлась настоящим мотором коллектива. Может быть, во многом благодаря ей театр в конце 90-х стал одним из самых заметных в стране. Без всякого преувеличения.

С Афанасием Артемьевичем знакомство произошло через несколько лет. Я уже учился в Литературном институте, но каждое лето, как и сейчас, приезжал к родителям, бывал, конечно, в Минусинске – в музее, картинной галерее, библиотеке имени Василия Яна.

Однажды музей Мартьянова решил провести мою встречу с читателями. Перед ней-то, в музейном дворе, мы и познакомились. Афанасий Артемьевич тоже поразил меня своей энергией – по-настоящему, без всякой натуги, внутренних усилий молодой.

Потом мы стали часто встречаться с Шадриными, я бывал у них в гостях, Ирина Ефимовна и Афанасий Артемьевич приезжали к моим родителям в село Восточное. Очень хорошие были разговоры, душевные; можно сказать, что мы стали друзьями. Несмотря на огромную разницу в возрасте. Впрочем, Шадрины через пять минут общения не казались пожилыми… У нас в ограде растет кривая береза, и Афанасий Артемьевич легко на нее забирался. А ему было тогда за девяносто…

Говорят, двум людям с похожим характером жить вместе непросто. Не знаю о личной жизни Ирины Ефимовны и Афанасия Артемьевича, но одно то, что люди за восемьдесят лет писали отличные статьи, книги, были бодры, интересовались происходящим в литературе, политике, —вообще, казалось мне, всем, что творится на планете, демонстрировало их необходимость друг в друге. Они словно подпитывали друг друга энергией.

После того как ушла Ирина Ефимовна, Афанасий Атемьевич, как часто бывает с супругами, один из которых умирает, не потерял интереса и воли к жизни. Я навещал его, вернее, заходил в гости, и Афанасий Артемьевич был внешне таким же, как раньше. Задавал вопросы, причем, по нескольку за раз, спрашивал о моих делах, вспоминал свою «Иру», жалел, что ее нет сейчас, но жалел так, если бы она пошла по делам, а тут вот заглянул я…

Но Афанасий Артемьевич в эти месяцы готовился к их встрече. Встрече уже не здесь. Разбирал архивы, приводил бумаги в порядок. И вскоре ушел. Лег рядом со своей женой и подругой. У них общий памятник, очень красивый. Я часто останавливаюсь возле него, бывая на кладбище…

Благодаря Шадриным я познакомился со многими интересными и ставшими очень важными для меня людьми. И Ирина Ефимовна с Афанасием Артемьевичем до сих пор дают о себе весточки – люди в разных городах страны знают о них, вспоминают, и эти воспоминания нас объединяют, словно живительные артерии.

г.Таллин. 26 ноября 2018 г.

Оставить комментарий

Комментарии