Вы здесь

Кирилл БАКИН:

«Там, где смерть ходит рядом, — всегда человеческие отношения»

Этот молодой человек живет и работает в Минусинске всего второй год. Но он уже успел заявить о себе. В спортивных кругах его знают как дважды обладателя титула «Король турника». А школьники и воспитанники детских садов узнают его на улице. Ведь он на протяжении учебного года проводит для них экскурсии по пожарной части.

А вообще, Кирилл Бакин — человек, который не боится смотреть опасности в лицо. Именно поэтому он выбрал для себя непростую работу в МЧС.

 

— Быть пожарным — большая ответственность. Что повлияло на ваш выбор?

— Так сложилось, что у меня в родне много военных. И я с детства мечтал о «погонах». Но когда учился в девятом классе, моя бабушка услышала по радио, что в Железногорске открывают сибирскую пожарно-спасательную академию. Тогда и решили, что я буду туда поступать.

Стал активно тренироваться, улучшил свою физподготовку. Здорово чувствовать в себе силу, которая есть и в теле, и в духе. Знаешь, что способен на многое. Да в нашей профессии и непозволительно быть слабым.

Вы — уроженец Шушенского, почему же служите в Минусинске?

— Это решение от меня не зависело. При поступлении в академию все подписывают контракт о том, что обязуются по окончании обучения в течение пяти лет отработать на территории Красноярского края. На первой комиссии было решено отправить меня служить в село Каратузское. И я уже был морально готов к аскетичному образу жизни (улыбается), ведь в селе гораздо меньше пожаров. Но потом на последней комиссии решение изменилось, и по распределению отправили в Минусинск.

— Вы приехали в должности начальника караула. А в подчинении есть бойцы, которые старше вас по возрасту. Как они воспринимают молодого начальника?

— Абсолютно нормально. Если относиться к людям по-человечески, то и к тебе не станут плохо относиться. Да и как могут быть уставные взаимоотношения с людьми, с которыми я в огонь иду и откуда можно просто не выйти… Там, где смерть ходит рядом, — всегда человеческие отношения.

— Значит вам приходится не только командовать бойцами, но и идти в огонь первым?

— У меня каждый пожар такой. А как по-другому? У нас караул небольшой, всего восемь человек. И как я буду стоять в стороне и командовать, когда все работают? Да, к тому же, если, не дай Бог, с ними что-то произойдет, то мне за них отвечать. Уж лучше самому пострадать, чем испортить жизнь бойцам и их семьям.

— К сожалению, страшные пожары — не редкость. И если есть очевидцы, то они зачастую недоумевают, почему пожарные после того, как у них заканчивается цистерна с водой, не переходят на тушение пеной? К примеру, этот вопрос возник, когда горели павильоны по ул. Абаканской.

— Советовать всегда просто. Пенообразователь используется при тушении, как правило, горючих или легковоспламеняющихся жидкостей типа бензина, солярки, различных масел. Помогает пена и на пожаре в подвальных помещениях. Когда подвал горит, то огонь нужно просто задавить объемом. Ведь пена тушит путем изолирования горючего вещества от кислорода. Вода же охлаждает, и на открытых пространствах она всегда будет эффективней пены.

Когда во время тушения павильонов встали на водоисточник, то стволов много подали. Тушили со всех сторон и изнутри. С той стороны, где я работал, распространяться пожару было некуда, просто удерживал температуру, чтобы дальше не ушло. А вот где была угроза перехода пожара дальше, ребята в перекрытиях работали, но этого почти никто не видел. Поэтому было так много разговоров.

— Поясните.

— Никто же не знает, что на пожаре работы с одного ствола машины хватает на 12-13 минут и все — нет трех тонн воды! И эта бочка мало влияет на то, когда внутри очага возгорания 1000 или 1200 градусов. Очень трудно тушить современные материалы. Потолок в этих павильонах был утеплен пенопластом, а у него температура горения выше, чем у дерева. В принципе, у большинства полимеров она достигает около 1000 градусов, а у дерева — 700-800 градусов. Они схватываются хорошо, и скорость распространения огня колоссальная.

— Получается, что новые дома, отделанные современными материалами, менее безопасны, чем старые из простого дерева?

— И те, и другие, если загорятся — беда. Но если сравнить тушение пожара в старом доме, который отделан дранкой с глиной, и новом, то время на то, чтобы погасить пламя — разное. Такое на практике уже не раз подтверждалось. Приезжаешь, видишь из трех окон пламя и думаешь, что тушение будет очень долгим. А в результате заливаешь дом, и пожар достаточно быстро ликвидирован. По итогу оказывается, что в нем сгорела только мебель. Именно из-за того, что стены замазаны глиной и известкой, они способны около 30 минут удерживать пожар. А приезжаешь в новый дом, который утеплен пенопластом, и вроде особо ничего не горит, быстрее подаешь воду, и получается: льешь, льешь, а огонь распространяется у тебя на глазах. Вроде бы вот немного горело, а через минуты — уже вся крыша. И ты ничего сделать не можешь.

— И в пожарах, как правило, виноват сам хозяин…

— К сожалению, да. Зачастую дома горят из-за печки, электрооборудования или проведения огневых работ (сварка). Очень часто ставят сэндвич-трубы на дымоход, а они через год эксплуатации прогорают и все…

Безусловно, на сегодняшний день самый выносливый дом — из кирпича. Если даже в нем произошел пожар, то его можно очистить и жить дальше. А вот дома из газобетона этой способностью не обладают, они гигроскопичны и после пожара, как и деревянные, не подлежат восстановлению.

— А на лесные пожары тоже приходится выезжать?

— Наша территория — это город и пятикилометровая зона от его границы. В этом году особых происшествий не было. И с палами все обошлось, т.к. никто практически не жег траву, и на дачных участках было спокойно. Население стало более ответственно относиться к огню. И мне кажется, что культура людей в этом плане растет.

— Помимо пожарной службы, вы еще работаете педагогом…

— Да. Преподаю в абаканской академии олимпийского резерва. Там есть две специальности — спасатели и пожарные. Веду у первого и второго курсов предмет «Защита населения и территории от ЧС». Устраивался просто: пришел и спросил, нужны ли преподаватели? Меня взяли, т.к. я не просто теоретик, но практик. Могу поделиться со студентами нюансами профессии. Ведь каждый населенный пункт — особенный: где-то больше частных домов, а где-то многоквартирных. И везде тактика тушения пожаров своя. Но эти знания приходят только с опытом.

— А вы себя достаточно опытным чувствуете? Ведь работаете всего второй год.

— Я придерживаюсь принципа: сколько живешь — столько и учишься. Но в моей практике не было такого, чтобы растеряться на пожаре. Хотя каждая ситуация уникальна. Ты едешь и не знаешь, что тебя ждет. По дороге прорабатываешь возможные комбинации…

Но главное в моей работе то, что есть возможность реально помогать людям. И это очень вдохновляет по жизни.

— Но, помимо оказания помощи, вы же видите и горе, и слезы…

— Первое время и вызовы, и пожары снились ночами. Особенно тяжело было видеть погибших. Всегда кажется, что ты мог бы им помочь… К этому долго приходилось привыкать. Поэтому после трудного дежурства усиленно тренируюсь или уезжаю к реке, посмотреть на воду. Суточная работа, в принципе, заставляет держать себя в напряжении.

— Но за дежурные сутки вас не всегда вызывают на пожар?

— Это так. Ситуации разные бывают. Иногда просят котенка достать, или квартиру вскрыть, т.к. соседи тревожатся, что давно не видели хозяев. Или, к примеру, приезжаем, стоят девушка с женщиной и плачут, говорят, у нас бабушка умерла. Ждем участкового и в это время обходим дом. Напарник подошел к окну и посветил фонариком в лицо женщины, а она зашевелилась…

Был случай, когда нас вызвал мужчина и сказал, что соседке плохо, у нее речь заторможенная. А чтобы открыть службе скорой помощи дверь, вызывают пожарную охрану… Потом выяснилось, что этот мужчина подпил, и когда соседка не захотела его впустить к себе в квартиру, он решил, что ей плохо.

— А ложных вызовов много?

— Напротив. Это раньше дети баловались, а сейчас — нет. Да к тому же, везде стоят определители номеров. Бывает, что человек печку топит, особенно это актуально в начале отопительного сезона, труба обгорает, из нее дым валит. А соседи, не разобравшись в ситуации, звонят, переживают, что пожар. В таких случаях и получается, что мы просто так съездили на адрес.

— Есть дворы, в которых проезд для пожарного транспорта невозможен. Это вас беспокоит или раздражает?

— Скорее вызывает непонимание. Было такое, что нам приходилось срезать ограждение, чтобы выехать со двора. И, слава Богу, что это произошло уже после оказания помощи.

— После завершения контракта вы планируете остаться в Минусинске?

— Не задумывался. Посмотрим, как пройдут мои контрактные пять лет. Пусть в жизни все идет своим чередом.

 

штрихи к портрету

— Любимое чтиво?

— Постоянно что-нибудь читаю. Сейчас перешел к творчеству Владимира Топилина.

— Досуг?

— Походы в горы, сплавы по рекам.

— Музыка?

— Нравится Высоцкий.

Анна ЭПОВА (Фото автора)

Оставить комментарий

Комментарии