Вы здесь

«Я свято верю в заповедь Христа: «Рука дающего не оскудеет»

«Портрет В.Я. Крупского», Л. Пономарева, 1989 год.Участник Великой Отечественной войны, узник фашистского концлагеря на территории Польши, участник антифашистского движения «Сопротивление», переводчик в контрразведке, объект сталинских репрессий, художник, педагог-историк, член Союза журналистов СССР, писатель, основатель и первый директор Минусинской картинной галереи. Даже не верится, что жизнь одного человека может вместить в себе столько событий и охватить такое множество сфер. Однако так и есть. Знавшие Василия Яковлевича КРУПСКОГО называют его человеком особенной судьбы.

Среди галерейной коллекции портретов образ В.Я. Крупского – один из ранних. Автор портрета Любовь Пономарева показала образ интеллигента, игравшего большую роль в жизни творческой интеллигенции Минусинска. Таким Крупский предстает на портрете. Таким его знали минусинцы. Он был окружен вниманием и уважением, но так было не всегда. Многое выпало повидать в жизни Василию Яковлевичу…

 

От раскулачивания до «Красной капеллы»

Испытания ждали его с детства. Мальчик родился 10 января 1921 года в с. Родино Алтайского края. В конце 20-х годов семью раскулачили и выслали в с.Ермаковское Красноярского края. Сверстники дразнили его «врагом народа», но назвать Васю затравленным было трудно – какая-то внутренняя сила подсказывала, что несмотря ни на что нужно оставаться человеком.

«Он никогда не преступал морального закона в себе, – напишет позже в газете «Надежда и Мы» от 11 октября 1999 года Л.Шумская. – Ни тогда, когда он как сын «врага народа» был исключен из школы, ни тогда, когда его мучили в застенках фашистских концлагерей»…

После окончания школы он поступил в Свердловское художественное училище. А уже в 1939-м Василия призвали в армию, и годы службы выпали и на Великую Отечественную войну. Подробностей о моментах сражений нет, но сохранились произведения Крупского, по которым можно попытаться отчасти понять, что увидел и испытал на себе герой нашей публикации. Так, в своем рассказе «Жажда», опубликованном в «Искре Ильича» (название «Власти труда» в советские годы – прим.ред.) от 7 июня 1980 года автор описывает следующий эпизод с фашистом: «А немец был уже совсем близко. Я видел его лицо: серое, обрюзгшее, с белесыми глазами навыкат. <…> Немец подбежал к траншее, перемахнул ее, даже не взглянув на нас. <…> Он быстро подошел к ней (к воде), наклонился, зачерпнул полную каску и жадно припал к ней губами. – Пущай его пьет, – сказал сержант, шаря по карманам в поисках спичек, – Волги не убудет. У них воды нет. Считай от самого Дона мы взорвали все колодцы. <…> Немец пил нескончаемо долго, пил жадно. Вобрав голову в плечи и вскинув локти, он точно погружался в каску. <…> Наконец он оторвался от каски, встряхнул ее и надел на голову. Так он постоял минуты две-три и вдруг судорожно схватился за живот. Голова его неестественно запрокинулась, глаза расширились, рот искривился. – У-у-у-а-а-х! – простонал он глухо. Он склонялся все ниже и ниже и вдруг, точно скошенный очередью, упал навзничь. – Вот и напился, – проговорил сержант, – <…> Много ли человеку надо. Одной каски хватило…»

«Службу проходил на границе в Литве, – пишет в краткой автобиографии Василий Яковлевич. – 26 июля 1941 года, будучи в глубоком окружении, я был во время боя контужен и пленен немцами. Освобожден в 1945 году союзными войсками».

4 года в плену! Страшно представить, что нужно было пережить за такой срок. Но для нас сохранились лишь следующие скудные сведения. Крупский был узником концлагеря на территории Польши, где являлся участником подпольной организации, связанной с «Красной капеллой» (Общее наименование, присвоенное гестапо самостоятельным группам антинацистского движения Сопротивления и разведывательных сетей, контактировавшим с СССР и действовавшим в европейских странах во время Второй мировой войны), член антифашистского движения «Сопротивление». После освобождения концлагеря советскими войсками служил переводчиком в контрразведке. Демобилизовался из армии только в 1946 году.

 

«Пройдя муки земного ада»

Однако и после войны Крупского не оставили в покое. Только теперь уже не враги, а свои... В январе 1947 года Василия Яковлевича арестовали в Новосибирске, по дороге в Ленинград. Но он не подписал обвинение по статье 58-1а УК – держал голодовку. За непреклонность летом 47-го Крупского отправили в Бутырскую тюрьму, где он пробыл два месяца и тоже держал голодовку. Из «Бутырки» его перевели в Кресты в Ленинград, откуда освободили в январе 48-го. Впоследствии реабилитирован.

Не все выдержали испытаний войны, концлагерей, репрессий. У некоторых от пережитого сердце сгорало дотла – угасал человек на глазах. Но Крупский сумел дать отпор такому ходу событий, и, как писала о нем Л.Шумская, «Пройдя все муки земного ада, Василий Яковлевич не растерял в себе дара удивляться, творить прекрасное, любить».

После тяжелых «экзаменов жизни» В.Я. Крупский окончил факультет Абаканского пединститута. Его профессиональный путь очень разнообразный: работал в Шушенском отделе культуры, преподавателем в Минусинском училище культуры. А еще Василий Яковлевич был нашим коллегой – журналистом! И этот этап его жизни весьма интересный и насыщенный.

 

Крупский – писатель и журналист

«Маленькая, но семья: детская художественная школа», «Искра Ильича», 25 мая 1985г.; «Портрет пианистки: картина преподавателя детской художественной школы Л.Н. Пономаревой», «Искра Ильича», 23 декабря 1986г.; «На вернисаже в краевом центре немалый интерес вызвали работы минусинских художников», «Искра Ильича», 19 июля 1989г. – вот примеры некоторых статей Крупского в нашей газете. Василий Яковлевич писал о культуре, публиковались и его рассказы, очерки, стихотворения. Свою творческую деятельность в газете он начал гораздо раньше, возглавив в конце 60-х литературное объединение «Дела литературные».

«В 1966 году, после окончания десятилетки, я познакомилась с Крупским в редакции газеты «Искра Ильича» на литературном объединении, – напишет после в воспоминаниях Л.Шумская. – В 80-е годы восхищалась его мечтой – созданием в Минусинске картинной галереи. Мой кабинет философии в педучилище был одним из первых выставочных залов, когда еще только созданная галерея не имела своего помещения. Вместе с Василием Яковлевичем мы работали над первым изданием книжечки стихов и рассказов Р.Н. Гушул».

Крупский магнитом притягивал к себе художников, музыкантов, поэтов. Как руководитель литобъединения, он добился хороших результатов, сплотив таких авторов как В. Ковалев, Н. Кирсанова, В. Кротов, А. Болотников и других. Сам Василий Яковлевич с 1964 года вошел в Союз журналистов СССР.

 

Мечта, которую каждый из нас может «потрогать руками»

Была у него одна своя мечта, которая осуществилась, стала вполне материальной. Многим из нас знакома Минусинская картинная галерея (ныне отдел Минусинского краеведческого музея им. Н.М. Мартьянова). Но в городе она была не всегда. И своим появлением обязана именно Василию Яковлевичу!

Мечта Крупского сбылась в 1990 году. Коллекцию лично собранных картин Василий Яковлевич передал в фонды картинной галереи, которая при его жизни стала настоящим культурным центром маленького провинциального городка. Собиравшись вместе, творческие люди много говорили, спорили. Василий Яковлевич в такие минуты вспоминал о своем детстве, о встречах с Раевским, Оболенским, художником Ильей Глазуновым. Как директор картинной галереи, он решал и многие материально-бытовые вопросы: например, помог организовать поездку молодого тогда художника С. Бондина за границу.

Поражала всех и его работоспособность на закате жизни: он создавал живописные полотна, писал стихи, рассказы, очерки, помогал творческим людям. В стихотворении, посвященном художнице Л.Н. Пономаревой, Крупский написал: «Я свято верю в заповедь Христа: «Рука дающего не оскудеет». Эти слова можно отнести и к его жизни… Похоронен Василий Яковлевич в октябре 1998 года. Его могилка – в Ермаковском, рядом с любимой супругой.

 

P.S. Благодарим за помощь в работе Минусинский краеведческий музей им.Н.М. Мартьянова.

Елена Бызова

Оставить комментарий

Комментарии