Вы здесь

Он мечтал сделать Сибирь садом…

Алексей Бедро и Иван Прохорович Бедро. г. Минусинск. 1925-1928 гг. Л.И.Вигоров: «Единственная фотография, которую «имею право» сохранить…»В начале 20-го века в сибирском городе Минусинск проводилась работа, которая не уступала по масштабу той, что вёл в более благоприятных климатических условиях И. В. Мичурин. «Власть труда» продолжает цикл публикаций о садоводе-агрономе, политическом ссыльном — Иване Прохоровиче Бедро.

 

Популярность садов Бедро

В 1926-1927 годах Иван Прохорович Бедро получил дополнительный земельный участок площадью пять гектаров. К 1928 году на этом участке был высажен третий — «дальний сад» на площади около двух гектаров и заложены питомники.

В последнее пятилетие работы опытной станции садоводства (1925—1929 годы) привитые саженцы рассылали по всей Сибири. Наибольшую часть выпускаемого ассортимента составляли мелкоплодные зимостойкие сорта яблони, а в последние годы и более крупноплодные гибриды. На опытной станции, славившейся в те времена на всю Сибирь, регулярно бывали учащиеся Минусинского сельскохозяйственного техникума, студенты Омского сельскохозяйственного института. По согласованию с Минусинским земельным управлением, начиная с 1927 года и в течение двух-трёх лет, в саду Бедро проходили краткосрочные практические курсы для крестьян-любителей садоводства и для агрономов.

«В последние годы работы опытного сада в сезон созревания плодов начиналось настоящее паломничество посетителей, преимущественно из Минусинска, с целью осмотра сада И.П. Бедро, –вспоминал его сын Леонид Вигоров. — Часто приезжали крестьяне не только окрестных деревень, но иногда за 100 и более километров. Обычно показывать сад посетителям-крестьянам уходил сам И.П. Бедро, не считавшийся при этом с затратами времени. Посетителей-горожан чаще всего приходилось проводить по саду мне или моему покойному брату Юрию Бедро (с 1930-х гг. – Георгию Бедрову), повторяя объяснения, дававшиеся отцом. Осмотр сада занимал не менее двух часов».

Желая спасти И.П. Бедро от разорения из-за непомерных налогов, осенью 1929 года в журнале «Сибирское плодоводство и огородничество» известный красноярский общественный деятель и садовод В.М. Крутовский писал: «Удивительнее всего то, что вся эта гигантская работа выполняется руками семьи Бедро, которую составляют он сам, жена, двое сыновей-подростков, и только на осеннюю работу, сбор урожая, берутся временно поденщицы. Никаких сбережений, даже запасов у него нет, а жизнь семьи самая трудовая и скромная во всём, начиная с питания и кончая одеждой. На себя берётся минимум, всё остаётся в саду. …Научная часть работы интересна и проводится с удивительной последовательностью и энергией. Работа имеет в виду главным образом получение гибридных форм яблони… Сад Бедро должен быть спасён, научные работы его должны быть сохранены и продолжены. И сам Бедро, как ценный и редкий специалист высокой марки, беззаветно преданный своему делу, должен быть сохранен для Сибири».

В 1929 году, спустя почти двадцать лет жизни в Минусинске, Иван Прохорович уехал отсюда. Устав бороться с финансовыми затруднениями, в надежде избежать разорения и очередного ареста, Бедро решил оставить свое хозяйство, передав сад Минусинскому плодово-ягодному опытному полю. Судьба многочисленных гибридов (в последние пять лет работы в Минусинске И.П. Бедро вырастил до трёх тысяч сеянцев приблизительно 250 гибридных комбинаций) была самой печальной. Отборные растения первой партии гибридов, высаженные в 1927 г., из-за отсутствия средств не получали должного ухода, зарастали сорняками и сильно дичали.

Таким образом, политические и экономические преследования И.П. Бедро привели к тому, что эта огромная работа с яблонями, не уступавшая по масштабу и числу гибридных комбинаций той, что вёл в более благоприятных климатических условиях И.В. Мичурин, не была доведена до конца и была прекращена.

Бедро предложили в Сталинске на Кузнецкстрое возглавить садово-парковое хозяйство, и в 1930 году он вновь решился заложить плодово-ягодный сад на площади сначала 180, затем — 300 гектаров.

 

Прощай, Сибирь, но не гонения…

Отъезд из Сибири и отход от селекционного дела спасли И.П. Бедро от нового преследования. На очередном допросе братья Крутовские показали, что И.П. Бедро якобы состоял после гражданской войны в «контрреволюционной организации областников» и участвовал в разведывательной деятельности в пользу Японии. Сразу Бедро не нашли, а позже старший Крутовский умер в тюремной больнице, и младший, отказавшись от своих показаний, вышел на свободу.

Но и в Сталинске Иван Прохорович не задержался. Как бы высоко ни ценило его руководство Новокузнецкого комбината, уберечь известного садовода от ареста не удалось.

За прием на работу большого количества ссыльных периода сталинских репрессий 5 июля 1933 года на заседании «особой тройки» полномочного представительства ОГПУ Западно-Сибирского края И.П. Бедро приговорили к трёхлетней ссылке в Нарымский край. Там И.П.Бедро работал на Тискинском опытном поле, находившемся в ведении колонизационно-таёжной станции Нарымского севера. Неуемный деятель, он и там успел заложить большой опытный сад.

И только в 1935 году, получив досрочно освобождение, Иван Прохорович перебрался из Сибири в теплые места — на Северный Кавказ, в поселок Шунтук Майкопского района. С начала 1936 года работал старшим научным сотрудником в отделе цветочных и декоративных растений Майкопского опытного отделения ВИР, собрал большую коллекцию роз. А в 1938 году в связи с сокращением штатов И.П. Бедро уволился и переехал в станицу Белореченская Краснодарского края, где в 1943 году скончался.

Лишь спустя 20 лет после смерти Иван Прохорович Бедро был реабилитирован по всем делам, заведенным на него советскими правоохранительными органами.

 

Саду цвесть?

Таким был жизненный путь человека, в революционное время стоявшего на внепартийных позициях и конкретными делами защищавшего народные интересы. Будучи одним из немногочисленных тогда агрономов, Бедро внес большой вклад в сельскохозяйственную науку и развитие крестьянского хозяйства. Он мечтал сделать Сибирь садом.

Сын же Ивана Прохоровича – Леонид Вигоров как ученый-биохимик и военный химик пошел дальше и занялся ЦЕЛЕБНЫМ садоводством, подняв эти исследования до Всесоюзного уровня еще в 1960-х годах. Он доказал, что 95 процентов распространенных сортов яблок имеют низкую витаминность и быстрое исчезновение витаминов при лёжке. Он начал химическую селекцию яблони, подняв проблему до общегосударственного масштаба, но не успел закончить работу. Тревога ученых и широкой общественности за судьбу биохимически отобранной им коллекции растений привела к тому, что Саду лечебных культур Вигорова придан статус памятника природы.

«Пусть в будущем «Саду Бедро», если он уцелеет в Минусинске, закрепится в умах и эта идея сына И.Бедро — что выращивают-то фрукты и ягоды не только для того, чтобы набить кишечник сладкой едой. И об этой идее, задаче и возможностях (кому не хочется пожить не болея, лет на 20 подольше?) мог бы напоминать будущий «Сад Бедро», — обратился к минусинцам в письме в газету внук И.П. Бедро – Юрий Леонидович Вигоров.

Именем Ивана Бедро названа улица в Минусинске, а вот земли некогда знаменитого сада несколько лет назад были отданы под застройку коттеджей. От прежнего славного садоводства осталась только историческая память. Сегодня лишь отчаянные энтузиасты в лице ребят из экологического движения «Зелёный Дом — Минусинск» стараются возродить оставшиеся два гектара сада, чтобы сохранить имя его уникального основателя да предоставить минусинцам возможность любоваться различными садовыми и декоративными растениями в черте города.

Системно участвуют в субботниках Минусинский детский дом, Минусинский драматический театр, молодежная организация Минусинской ТЭЦ. Добровольцы считают, что сад Бедро должен быть сохранён и остаться городской собственностью.

А ведь были и другие попытки «возродить» сад, к примеру – взять его в «бесплатную аренду на 49 лет». Но, благо, осенью 2016 года администрацией города было принято постановление о «Саде местного значения», в котором четко прописано о запрете любого строительства на данной территории, что оградило сад от дальнейших посягательств на его землю.

 

Однако до сих пор требуется восстановление забора по периметру сада. Необходимо также создать юридическое лицо, которое будет нести за него полную, в том числе финансовую ответственность и заниматься его дальнейшим благоустройством. Кстати, такое поручение перед уходом успел дать бывший губернатор Красноярского края В.А. Толоконский.

Надеемся, нашему городу по силам такое доброе дело как сохранение этого исторического места и удивительного растительного уголка.

Оставить комментарий

Комментарии