Бессмертный полк

Вы здесь

Личность в истории Минусинска: Матрёна БЕЛОВА

Матрена БеловаСреди известных личностей, оставивших след в истории Минусинска, Матрёна Семеновна Белова по праву на первом месте. Драматичная история её жизни не уступает иным сериалам. В ней были и взлёты, и падения: удачное замужество, раннее вдовство, удачная купеческая карьера, зависть коллег-купцов, смерть детей, большие долги и одиночество в старости.

 

В архиве г. Минусинска хранится большой пласт документов о купеческой семье Беловых. Помимо официальных документов, в фондах Минусинского благочиния и Минусинского окружного суда сохранилась семейная переписка Беловой с дочерью, судебная переписка. Скрупулезное исследование документов позволило сделать вывод, что, насколько удачлива была Белова в торговых делах, настолько же несчастна в семейной жизни.

Три брата Беловых приехали в Сибирь в начале 1820-х годов. В 1821 г. крестьяне Вязниковской округи Владимирской губернии Савелий и Прокопий Беловы приобрели в Курагинском волостном правлении свидетельства на право торговли на сумму до 6 тыс. руб. каждому. В 1830-е годы они значатся уже вязниковскими купцами. Позже старший брат стал золотопромышленником, красноярским купцом (с 1841 г. – 1-й гильдии), в 1847 г. был избран городским головой г. Красноярска. Средний брат, Прокопий, и младший с семьями поселились в Минусинске.

Первое упоминание в архивных документах «жительствующего в г. Минусинске» «купецкого брата» Прокопия Белова относится к декабрю 1835 г. Прокопию Федоровичу было 34 года, его «второбрачной» жене Матрене всего лишь 20 лет, дочерям 5 лет и 3 года. Лишь только в ноябре 1839 г. указом Енисейской казенной палаты перечислен в минусинское купечество. Младший брат Егор Федорович значился минусинским мещанином.

Точную дату рождения Прокопия Федоровича и Матрены Семеновны по документам архива установить не удалось. Из записей о прихожанах Спасской церкви следует, что Прокопий 1801 г. рождения, а Матрена 1813 г. А в свидетельстве, заменяющем в то время паспорт, выданном Минусинским словесным судьей Сафьяновым Матрене Семеновне Беловой в декабре 1871 г. указано, что ей 56 лет, т. е. она 1815 г. рождения.

В разных публикациях о Беловых немало исторических неточностей. Прокопий Белов не был купцом 1-й гильдии, он был и умер купцом 2-й гильдии. А знаменитый дом был выстроен вдовой спустя несколько лет после его смерти. Матрена Белова по ее заявлению была перечислена в минусинские купцы 1-й гильдии только в 1863 г.

 

ЦЕРКОВНЫЙ СТАРОСТА. Белов быстро завоевал уважение горожан, приобрел авторитет и вес в купеческой среде. В марте 1842 г. минусинское общество своим приговором избирает в старосты Спасской церкви купца 2-й гильдии Прокопия Федоровича Белова. Белов пытался отказаться от этой должности, объясняя частыми разъездами по торговым делам и невозможностью исполнять обязанности старосты. Но общество настояло на своем, и Прокопий Белов был избран старостой. Будучи избранным, Белов жертвовал церкви предметы церковной утвари. Пробыл в этой должности он три года.

 

Свидетельство на проживание М. С. Беловой, 56 лет. 1871 г.СЕМЬЯ. Прокопий Белов был женат дважды. Еще в г. Вязники в апреле 1831 г. у Прокопия Федоровича и его первой жены Акулины Ивановны родилась дочь Александра. Акулина Ивановна вскоре умерла, возможно, при родах. В 1832 г. Белов женился на Матрене Семеновне. В августе 1833 г. там же в Вязниках у них родилась дочь Елизавета. Сын Александр родился уже в Минусинске 24 июля 1837 г., крещен был в Спасской церкви.

Умер Прокопий Федорович в августе 1848 г. Было ему всего 47 лет. Как пишет В. А. Ватин: «умер Белов, возвращаясь с Нижегородской ярмарки. Словесный суд, назначая опеку над детьми покойного, пишет вдове: «Лишиться для вас достойного мужа, а городу Минусинску почетнейшего гражданина потеря очень значительная». По метрическим записям Минусинской Спасской церкви сведений о его смерти не найдено.

В январе 1848 г. дочь Белова, 17-летняя Александра, вышла замуж за красноярского 1-й гильдии купеческого сына Павла Петровича Шипилина, 27 лет. Венчание состоялось в Минусинской Спасской церкви. Шипилины – из саратовских купцов. Отец Павла Шипилина, Петр Васильевич, в 1837 г. значился минусинским купцом 3-й гильдии, позже стал красноярским купцом 1-й гильдии, золотопромышленником.

В семье Александры и Павла Шипилиных родились трое детей. Александра Прокопьевна умерла в Красноярске 20 июня 1863 г., в отсутствие мужа, на руках сестры Елизаветы и зятя. Её прощальные слова: «Прощай, не оставь моих ребятишек». Осиротевшим детям было: Иннокентию – 15, Марии – 14, Петру – 9 лет. Позже Мария вышла замуж за минусинского исправника Лавровского.

После смерти жены Павел Петрович, став опекуном своих детей, начал требовать долю из наследства брата жены Александра. Из письма Беловой дочери Елизавете: «Павел Петрович послал просьбу в окружной суд… он отличился на славу он кажется не подумал что поступает бессовестно ссылаеца что его заставил это сделать сиротский суд, ему удалось прожить капитал братьев. Именем Сашеньки теперь добирается до меня. А вслед за просьбой отпустил ко мне погостить Кешу и Володю. Я была им очень рада, они славные мальчики. Гостили с небольшим неделю, 14 числа я их проводила, какое следует белье и платье которые были в чемодане отдала им. Дети не виновны, они ведь не учили отца».

В июне 1850 г. дочь Елизавета 17 лет вышла замуж за титулярного советника Енисейского губернского правления Константина Ивановича Баженова, 32-х лет. (Баженов был года на три младше своей тещи!). В Красноярске у Баженовых родились три дочери Юлия, Елена и Елизавета. Баженовы жили преимущественно в Красноярске, но часто бывали в Санкт-Петербурге, куда для получения образования отправили своих дочерей.

Елизавета Прокопьевна долго болела, не раз выезжала для лечения на Пятигорские минеральные воды. Умерла она в Минусинске, в доме матери и на ее руках, 13 ноября 1869 г. Дочерям было 18, 17 и 10 лет. Дочь Юля вышла замуж за сына сенатора, штабс-капитана гвардии финляндского полка Константина Маслова и жила в Петербурге. Самая младшая, Елизавета, воспитывалась в Елизаветинском училище там же в Санкт-Петербурге.

Интересна судьба средней дочери – Елены Константиновны, любимой внучки Беловой. В 1872 г., накануне своего 20-летия, она вышла замуж за минусинского городового врача Александра Васильевича Малинина, 38 лет. А два месяца спустя на её руках умерла Матрена Семеновна Белова.

И в дальнейшем почти всю свою жизнь Елена Константиновна прожила в Минусинске. В семье Малининых детей не было. И всю свою энергию Елена Константиновна отдавала общественной жизни: она долгие годы была попечительницей женской прогимназии, открытой в 1880 г. Из-за ухудшения здоровья А.В. Малинина и его желания уехать на родину в 1886 г. Малинины покинули Минусинск, переехали в Пензу. В 1898 г. Александр Васильевич умер.

Купеческое свидетельство 1-й гильдии купчихи М.С. Беловой на 1872 г.Тремя годами ранее в Минусинске у Н. М. Мартьянова умерла жена Аполлинария. На попечении Мартьянова, уже тогда больного, осталось четверо детей – от двух до шести лет. Елена Константиновна приняла приглашение Мартьянова и приехала в Минусинск. А 31 августа 1901 г. в Троицкой церкви состоялось их венчание. Вместе супруги прожили лишь три года. Николай Михайлович умер 30 ноября 1904 г. «В тяжелую пору жизни Николая Михайловича, последовавшею со смертью жены Аполлинарии Александровны, когда его здоровье уже было надорвано и он носил в зародыше болезнь, которая свела его впоследствии в могилу, Елена Константиновна приняла фамилию Мартьянова и сделалась ангелом-хранителем его детей».

Умерла Е.К. Мартьянова 5 сентября 1917 г. (ст.ст.) от воспаления легких, в возрасте 65 лет. На экстренном заседании городской думы было постановлено учредить при женской гимназии именную стипендию, а также вывесить портреты Елены Константиновны в гимназии, городской думе и Мартьяновском приюте, созданном по ее инициативе. Похоронена Елена Константиновна рядом с Н.М. Мартьяновым.

Младший сын Беловых, Александр, родился в Минусинске в 1837 г. После смерти отца старшие сестры вскоре вышли замуж, уехали из Минусинска. И Александр, которому было 11-12 лет, остался при матери самым любимым чадом.

Всё так хорошо начиналось. Александр, с юных лет вращаясь в кругу купцов и золотопромышленников, будучи главным отцовским наследником, вел торговые и промышленные дела вначале с матерью. Белова готовила его в свои преемники. В 1855 г. она дала 18-летнему Александру доверенность «на право торговли и разные купеческие обороты от ее имени». В 1865 г. – доверенность сыну, «состоящему в одном со мной капитале полную мочь мою даю и верю, на мое хозяйское, Матрены Беловой, имя и счет во всех ярмарках, равно и городах и округах Минусинского и Ачинского торговать, внутренние и заморские товары покупать и продавать».

Такая полная уверенность Беловой в сыне, возможно, и подававшем надежды, привела впоследствии Матрену Семеновну к полному разочарованию и краху. «У Беловой был сын, дельный и приятный молодой человек, но в 1865 г. обнаружилось, что он, под влиянием своей доверчивости и предательства приятелей, попал в картежный проигрыш более 100 тыс. руб. Явилось много неоплаченных векселей».

В 1865 г. Александр, отправившись за товаром на Ирбитскую ярмарку, набрав товаров, выдал вексель на закупленные товары, с обещанием расплатиться, но не расплатившись уехал. У Туринского купца Ворсина Белов взял 12 тыс. руб. наличными, выдав на них вексель. «Белов, человек молодой и мягкий на увлечения, проиграл в карты более 100 тыс. руб. и находился в стеснительном положении, передал свое право на Ивановский прииск по р. Б. Кызасу, без ведома матери, оставив себе только 1/10 пая», подарив Гусеву 1/10 пая и передав остальные паи Кузнецову. Впоследствии сделку Белова с Кузнецовым признали недействительной.

Из письма Беловой зятю Баженову, январь 1867 г.: «тяжело мне просить вас, да и других, просить милости, чтобы снабдили меня деньгами или подождали, тогда бы поверили моему горю, а всё через сына, он навлек на меня такую неприятность, вот 2 года плачу за него долги и развязаться не могу , если бы я не посылала за него картежных долгов, у нас бы в ярмарку достало рассчитаться с банком… да вот горе нам, многие должники не заплатили, которых мы считали верными деньгами, вот, например, Гусев слишком недоплатил 2 тыс., и прочие тоже отзываются неимением денег, да к тому же недовыручили до 5 тыс. руб, потому что товары не пришли вовремя…».

Долги, и не только карточные, стали причиной самоубийства Александра: в 1868 г. он застрелился в Липецке.

 

Рецепт Беловой от головной болиТОРГОВЛЯ. В Минусинске торговля Беловых начиналась с лавок, в которых торговали приказчики. Торговал Белов и мясом, и тканями, и канцелярскими товарами. В документах Минусинского окружного суда 1830-1840-х гг. имеются документы о регулярном приобретении в лавке Белова для нужд суда канцелярских товаров и сургуча.

Велась Беловыми торговля и в Минусинском округе. Магазины были в селах Таштып, Бея, Каратуз, которыми управляли приказчики. Для торговли в с. Малая Минуса Белова в 1850 г. приобрела дом у крестьянина Алексеева. Беловы выезжали за товаром на Нижегородскую, Ирбитскую, Макарьевскую ярмарки.

После смерти купца Белова его наследникам осталось в наследство 94345 руб. Помимо недвижимого имущества, экипажей, мебели было: товаров – на сумму в 80 тыс. руб., долгов по векселям и кредитам – 62 тыс. руб.

После смерти мужа Матрена Семеновна осталась вдовой с тремя детьми. Было ей 33 - 35 лет. Она могла бы растранжирить то, что оставил муж. Но, судя по всему, она была женщиной жесткой, хваткой. Она сумела распорядиться доставшимся наследством, продолжать вести торговые дела. В. А. Ватин приводит слова Л. Шварца, посетившего город в 1858 г.: «В самом деле, только 2 или 3 минусинских купца производят значительный оборот. Гораздо богаче всех здесь купеческая вдова Б., мне говорили, что годовой торговый оборот доходит у нее до 40 тыс. руб., ей же принадлежит единственный во всем городе каменный дом. Огромные цены ее товаров, не понижаемые конкуренцией, доказывают, что она забрала в свои руки всю мелочную торговлю в Минусинске».

К 1860 г. у Беловой в течение года приходило «товаров до 70 возов, тяжести до 1400 пудов, на сумму до 50 тыс. рублей серебром». На 1862 г. купцов 1-й гильдии в Минусинске не было, по 2-й гильдии – 9, по 3-й гильдии – 62.

Товары с ярмарок привозили как для продажи, так и для семьи. На Нижегородской ярмарке в 1861 г. для дома Беловой были закуплены: тарелки, жаровня для кофе, корзины для бутылок, стаканов, салата, варки яиц, для фруктов, совок для углей, сито для бульона, подставки, кофейник, грелка для кушанья, шарлотница, кастрюли и формочки эмалированные, кастрюли для рыбы, кастрюля паровая, конфорка спиртовая, блюда овальные и круглые, сковорода для блинов, кастрюля для жаркого, дуршлаг, терки, кувшин для молока, подсвечники. Всего 83 предмета на 94 руб. серебром. А для продажи были куплены: платки ковровые, теневые, клетчатые.

Счет рабочему Сергееву из магазина Беловой, 1866 г.В 1870 г., при ревизии товаров в магазине, были учтены: рижский бальзам, ром, лафит, херес, портвейн, мадера, токайское, шампанское, пиво эль, наливки, сигары 13 сортов. Вина Белова получала из Петербурга от братьев Елисеевых.

Товары в магазине могли продавать и в кредит, как состоятельным горожанам, так и простым рабочим. Так, в 1870 г. в счете рабочему Луке Сергееву значатся: платок бумажный, конфеты, гребенка гуттаперчевая, аршин ситца, кольцо золотое (за 15 руб.!), аршин бархату, 2/10 ведра наливки, сухари, икра паюсная, стакан и чашка чайные, фунт сахару.

Приказчиками у Беловой служили местные крестьяне и минусинские мещане. Претензии между ними были обоюдные: Белова обвиняла их в воровстве и плохом учете, они – в невыплате жалования. Иван Федорович Егорычев прослужил приказчиком у Беловой тринадцать лет. Сохранились письма и счета Егорычева с описанием претензий о незаслуженном удержании с его жалования денег. А Белова в письмах дочери писала: «Егорычев спился с круга с приездом с ярмарки и недели 4 не был трезвой». «Егорычев уволен окончательно, он оказался большим негодяем… все путние бумаги вытащил». В 1850-1860-е гг. Белова и сама выезжала закупать товары. В 1865 г. она ездила на Макарьевскую ярмарку в Нижний Новгород. Она контролировала всю торговлю в своих магазинах. Но потом всё изменилось. «Сама Белова торговлей не занималась, что делалось в магазине и за прилавками не знала, иногда заглядывала в магазин… после смерти сына, по болезненному ее положению, не существовало уже никакого контроля над торговлей и она всё более погружалась в мутную воду».

 

ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННОСТЬ. Золотодобычей начинал заниматься еще Прокопий Федорович. Позже его дело продолжали и жена, и сын. Прииски располагались в Минусинском округе: по р. Сейбе, р. Абакан, р. Андрик, р. Кызасу. В 1860 г. Белова выдала сыну доверенность на разработку золотых приисков. Теща купца Гусева, купчиха М. А. Ильина, также доверяла Александру Белову «поиск и добычу золотосодержащих россыпей в Восточной Сибири». В 1866 г. сам Александр выдал доверенность купцу И. Г. Гусеву на поиск и разработку золотосодержащих россыпей по р. Б. Кызасу. Белова вела совместные дела в компании с купцами И.Г. Гусевым, П.И. Кузнецовым.

С Петром Ивановичем Кузнецовым у Беловой были особые отношения. Из писем Беловой родным рисуется нерадостная картина. С одной стороны – они компаньоны, с другой стороны – некоторое пренебрежение со стороны Кузнецова: будучи в Санкт-Петербурге, обещал заплатить – не заплатил, обещал занять – не дал. Из письма дочери, декабрь 1868 г.: «У нас опять денег на оплату долгов недостаточно. Я хотела просить у П.И. Кузнецова ведь он обесчался помочь мне и теперь я полагала что он в этой просьбе не откажет…он приезжал сюда ненадолго был у меня впрочем говорил что проживет здесь до глубокой осени, но прожил не более недели уехал в Красноярск…Петр Иванович забыл как мои билеты таскал по закладам и 2 года кормили его ему на базар послать было не с чем, деньгами и всем снабжали его и всегда я хотела напомнить ему».

 

Фото квартала с домом БеловойДОМА. В Минусинске у Беловых было несколько домов. По приезде они жили на съемной квартире. Из архивных документов следует, что первые приобретаемые по приезде в Минусинск дома были оформлены на Матрену Семеновну. Позже два дома были куплены на имя Прокопия Федоровича. Один – по улице Барнаульской, другой – по ул. Большой. Дом по ул. Большой, купленный за 1 тыс. руб. серебром, «в 7 комнат с 15 окнами», был еще при жизни пожертвован Беловым под приходское училище, но «по неоткрытию училища остается несданным». Приходское училище было открыто в 1850 г., уже после смерти купца Белова. Находилось оно в начале современной улицы Комсомольской. Здание, частично перестроенное, сохранилось по адресу: ул. Комсомольская, 2.

Второй дом, «одноэтажный деревянный по ул. Барнаульской, из 5 комнат с 12 окнами», был куплен Беловым, вероятно, для размещения лавок. После его смерти дом, как принадлежащий малолетнему наследнику, поступил в опеку. В 1851 г. с публичного торга дом покупает купец Масленников за 700 руб. серебром. Спустя полгода он продает этот дом Беловой за 300 руб. (?!). В 1861 г. Белова продала этот дом уже по Полицейской улице (улица сменила название) купчихе Юргановой. В соседях слева был купец Никифор Зайцев. (Дом Зайцева сохранился до сих пор, это ул. Ленина, 93). Т. е. дом купца Белова был в районе современной спортплощадки. В купчей при продаже дома было отмечено, что Белова грамотная, Юрганова – неграмотная.

Дом по ул. Комсомольской,2 был пожертвован Беловыми под приходское училищеА какова же история знаменитого дома Беловой, точнее усадьбы Беловых? В феврале 1837 г. «3-й гильдии купецкая жена» М.С. Белова купила у крестьянина Александра Жибинова дом по Барнаульской улице за 1 тыс. руб. В 1842 г. у мещанина Шикина был приобретен и соседний участок слева. В 1852 г. Белова прикупила еще один участок слева – у чиновника Метельского. В купчей указано: «слева от него – здание полицейской управы» (угловое). На объединенном участке Белова и выстроила двухэтажный каменный дом.

Точная дата завершения строительства дома по документам архива не установлена. Из архивных документов следует, что еще в декабре 1851 г. Белова, «располагая возвести каменные строения» на принадлежащей ей земле, дала доверенность зятю, красноярскому 1-й гильдии купцу Павлу Шипилину, на составление «плана и фасада этим строениям».

Сложилась такая трактовка событий, что дом Белова выстроила после случившегося пожара. Пожар действительно был. Из письма Беловой дочери от 15 февраля 1854 г.: «… я всё еще горюю о случившемся несчастье… я думаю это случилось от злых людей, в печах я нисколько не сомневаюсь, они устроены были прочно, огонь был усмотрен внутри, и вслед за тем вспыхнула стена с улицы к отцу Алексею. Товары из двух лавок Господь помог выбросить, в третьей всё погибло, да и из вынесенных товаров очень много не достает, это уже расхищено злыми людьми, я думаю, убытку будет более 25 тыс. руб. серебром кроме дома. За грехи Господь посылает мне такие страшные испытания… я страшно перепугалась, как услышала, что горит мой дом, тотчас побежала туда и старалась, чтобы спасти уже те вещи, которые были выброшены на произвол судьбы, домой пошла тогда, когда уже присутствие мое было бесполезно… не только я, но и жители Минусинска долго еще не забудут этого ужасного происшествия. Теперь мы перебрались на общественные лавки, куда пустили нас на 1 месяц…».

Продолжение в следующем номере «ВТ»...

Валентина НАГОРНЫХ

Оставить комментарий

Комментарии