Вы здесь

Кто как жил и с кем дружил в Минусинске

Минусинск. Северная часть города. Фото нач. 20 в.Культурные, дружеские и семейные связи политических ссыльных и Минусинской интеллигенции.

Окончание. Начало в № 12.

 

В ссылке с женой Дарьей Федоровной был и Амвросий Мартынович Трушковский, киевский мещанин. В Минусинске у них родились трое детей. Дочь Софию в 1882 г. крестила Мария Галактионовна Лошкарева, сестра Короленко. Сам Трушковский очень часто был поручителем и воспреемником у многих политссыльных и простых минусинцев.

Аркадий Владимирович Тырков, потомственный дворянин, 33 лет, в Минусинске в 1895 г. женился на дочери состоятельного минусинского мещанина Елене Павловне Шафир, 30 лет.

Дочь минусинского мещанина Персикова Олимпиада в июне 1912 г. вышла замуж за административного ссыльного Петра Ивановича Шелихина, сосланного в Минусинск в том же 1912 г. Поручителями по жениху стали: сын минусинского купца, студент Томского университета Стефан Стефанович Кочнев, и сын основателя музея, студент Московского университета Николай Николаевич Мартьянов, а поручителями по невесте были брат невесты Николай Персиков и крестьянин Тимофей Винокуров.

Аристарх Персиков и Иван Шелихин, 1912 г.На свадьбу сына в Минусинск приезжал и отец жениха, Иван Иосифович Шелихин, депутат I-й Государственной Думы (от Астрахани). Внук Шелихиных, Виктор Барабанов, прислал в архив фотографию Аристарха Персикова и Ивана Шелихина с пометкой о том, что на обороте фотографии имеется надпись «Минусинск. 1912 г.». Родившегося в 1913 г. в молодой семье сына Константина крестила бабушка Марфа Петровна Шелихина.

В документах часто упоминаются польские фамилии – и среди венчающихся, и в записях о рождении и крещении, о погребении жителей Минусинска: Войцеховские, Корженевские, а еще Бобринецкий, Бразуль-Брушковский, Бржещинские, Былинский, Галчинский, Гловацкие, Дембицкий, Джунковский, Иосинский, Котвицкий, Кохановский, Фрейман.

Белоконский пишет: «У ссыльных были знакомые среди минусинского общества, особенно среди ранее нас сосланных поляков. Поляки неизменно дружески относились к нам. Лично я был в хороших отношениях с семейством Войцеховских и Корженевских. ...Точно также к нам относились и жены их, родные сестры, Эмма Ивановна Войцеховская и Лидия Ивановна Корженевская, а впоследствии и дети, когда достигли возраста. И вообще мы со всеми политическими ссыльными поляками 1863 г. были в лучших отношениях».

Дворянин Нарцисс Осипович Войцеховский стал воспреемником детей городового врача римско-католического вероисповедания Даниловича, а его сын Ян (вместе со Станиславом Корженевским) – поручителем жениха, потомственного почетного гражданина Леопольда Христиановича Либермана, женившегося на Вере Быховской, дочери отставного канцеляриста.

Владислав Корженевский крестил детей минусинского мещанина Адриана Матонина, крестьянина из ссыльных Густава Шмигира. А в 1888 г. поручился за жениха – дворянина из бывших политических ссыльных, Александра Владимировича Станкевича. Поручителем невесты – крестьянки с. Сагайского Анны Фадеевой выступил Василий Александрович Мозгалевский, внук декабриста.

Ф.Я. КонЕще одно громкое имя в истории Минусинска – Феликс Яковлевич Кон, польский революционер. В Минусинск 33-летний Феликс Кон прибыл в 1897 г. В 1898 г. к нему приехала жена Христина Григорьевна Гринберг (Хася Гершевна), с которой он обвенчался в якутской ссылке в 1892 г. Выехали они из Минусинска в 1904 г. В Минусинске Кон работал в музее, проводил этнографические исследования хакасов и тувинцев. В период болезни Мартьянова Кон замещал его на посту директора музея. В 1902 г. в Казани вышла книга Кона «Исторический очерк Минусинского музея за 25 лет».

Ф.Я. Кон впоследствии вспоминал: «В Минусинске отношения между местными жителями и ссыльными были совсем иными, чем в других местах ссылки. Связующим элементом был музей и возглавлявший его Мартьянов, пользовавшийся у местных жителей огромным авторитетом и сумевший установить такие отношения со ссыльными, что они охотно работали у него». «Нужно сказать, что отношения в Минусинске были такие, что трудно было провести определенную грань между свободными обывателями и нами, ссыльнопоселенцами. Здесь было много интеллигентов: врачей, лесничих, податных инспекторов и т. д., поддерживавших с нами хорошие отношения. Был и городской голова, довольно неглупый человек, с которым мы часто встречались в разных затруднительных случаях». (Вероятно, речь идет об И.П. Лыткине, городском голове в 1899-1908 гг.)

В Минусинской ссылке в семье политссыльного, дворянина Андрея Викторовича Игельстром и его жены Елены Гавриловны родился сын Виктор. В воспреемниках – действительный статский советник Иван Густавович Игельстром.

В июне 1886 г. к административно-ссыльному, штабс-капитану из дворян Леониду Львовичу Бубнову из Санкт-Петербурга прибыла невеста, дочь капитана 1-го ранга Кронштадского порта, Елизавета Степанова, на проезд от Петербурга до Минусинска и проживание здесь отцом её было выдано особое разрешение. В августе в Спасском соборе состоялось их венчание. А в августе 1888 г. родился сын.

А.Д. КравченкоВсем известно имя Кравченко Александра Диомидовича, руководителя партизанской армии. В документах архива есть запись о том, что в феврале 1912 г. Кравченко крестил сына у потомственного почетного гражданина Евгения Рогозова (вместе с Марией Андреевной Пашенных). Известно, что Кравченко с 1907 г. работал агрономом в Шушенском. Возможно, какой-то период этого времени он проживал и в Минусинске.

В последней четверти 19 в. среди приезжих в Минусинске были, кроме политссыльных, и разные чиновники, выходцы из центральной и западной Российской империи. Что их привело в Минусинск? Желание быстро построить служебную карьеру, заработать. Очень интересно этот процесс описан в «Сибирских этюдах» Александра Валентиновича Амфитеатрова, отбывавшего недолгую ссылку в Минусинске. «Судейские постарше едут сюда служить для поправки делишек огромными подъемными и увеличенным содержанием, молодежь – для быстрой карьеры... раньше трех лет удрать нельзя: иначе надо возвратить в казну прогонные и подъемные деньги. Но можно быть переведенным несколько раз с места на место внутри Сибири».

С одной стороны, минусинцы были гостеприимны и приветливы к приезжим, не только дружили, но и роднились с «государственными преступниками». С другой стороны, относились к ним несколько свысока, называя приезжих, как пишет Амфитеатров, «навозными» людьми.

Спустя полвека, уже в 1950-е годы, доброжелательность и отзывчивость минусинцев смягчили пребывание в Минусинске другому ссыльному – Леониду Леонидовичу Оболенскому. Воспоминания о встречах с ним есть у художника Ильи Глазунова, приезжавшего в Минусинск в середине 1950-х годов во время студенческой практики.

Валентина НАГОРНЫХ

Оставить комментарий

Комментарии