Вы здесь

Даниил ЛЕОНТЬЕВ:

«Режиссер живет в двух измерениях»

Про таких, как он, обычно говорят: «глаза горят». Выпускник специальности «Театральное творчество» Минусинского колледжа культуры и искусства Даниил Леонтьев брался за самые невероятные идеи: необычные студенческие постановки, участие в реализации краевого проекта «Молодежная столица Красноярского края», организация городского праздника в честь трехсотлетия полиции, инклюзивный театр для детей с особенностями развития и другое. В 20 лет за его плечами – немалый творческий багаж, а в сердце главная мечта – стать режиссером.

 

– Даниил, первая ступенька на пути к мечте преодолена – колледж закончен, скоро выпускной. А дальше?..

– Надеюсь, большое творческое будущее. Планирую поступать на режиссуру театра в один из Московских вузов или в Санкт-Петербург. Одним словом – ближе к столице. Что из этого получится – не знаю. Но мне кажется – не нужно бояться ставить больших, грандиозных целей. Рассчитывая на большее, мы можем получить хотя бы меньшее. Мечтаю попробовать себя в качестве режиссера какого-либо театра. В идеале это свой театр и труппа актеров, с которой мы будем говорить на одном языке. Мне кажется, для режиссера очень важно найти такую команду.

Поэтому цель сейчас только одна – поступить и учиться дальше. На мой взгляд, режиссура – удивительно тонкое искусство, вмещающее в себя многие области: живопись, музыку, литературу. Да вообще – всю жизнь! С детства я – зритель Минусинского драматического театра, мне кажется, именно он подтолкнул меня к такому творчеству, заложил интерес к театральной деятельности.

– Маленький мальчик так проникся театральным волшебством, что захотел узнать его изнутри?

– Не только узнать, но и самому попробовать себя в качестве актера и режиссера. Началось все с первой сказки, которую я увидел на сцене Минусинского театра еще в три года – «Золотой цыпленок». Меня так впечатлила и сказка, и вся атмосфера театра, что дома из маминой швейной машинки я сконструировал мини-театр. Как в сказке Одоевского «Городок в табакерке» у меня там было все: крохотная сцена, занавес, кулиски. И там я играл какие-то свои воображаемые «спектакли». Ну а потом началась школа, где организовал небольшой театр. Делали с ребятами постановки и даже выигрывали на фестивалях! Интересно, что все это шло как-то интуитивно. У меня не было учебников по режиссуре, не знал тогда, как все это делать. Мне кажется, вообще как таковых «гранитных» правил режиссуры не существует. Ведь если взять того же легендарного Станиславского – свои книги он так и назвал «Моя жизнь в искусстве». То есть перед тобой не теорема Пифагора, не дискриминант, по которому ты можешь решить уравнение и получишь четкий и ясный ответ, а бытие в искусстве! Поэтому никто не подскажет тебе единственно верного решения и всегда будут споры, и это норма в творческой среде. Тем и привлекательна для меня профессия режиссера, что ей нельзя научиться, как ремеслу.

– Но в таком творчестве существует соблазн «полюбить себя в искусстве». А этого, по словам того же Станиславского, ни в коем случае нельзя делать…

– «Не люби себя в искусстве, а искусство – в себе»? О, да! Это гениальная фраза, в которую можно углубляться дальше и дальше. Но главный принцип, который я усвоил для себя, заключается в следующем: если полюбил себя в искусстве – ты мертвый человек, дальше тебе просто некуда двигаться в творчестве. Ведь искусство, которое внутри нас зарождается – это нечто приходящее свыше. Это то, чем нужно дорожить, чем нужно делиться с окружающими, а не пытаться показать себя: «вот, мол, какой я гениальный».

– В инклюзивном театре «Герои», который ты организовал вместе с сокурсниками, и невозможно было бы показать себя. Главная задача там другая?

– Там собственная личность отходит на второй план. Главное – помочь особенным детям раскрыться во всей полноте, какая только для них возможна. Идея такого театра зародилась у нас с Василием Гладким и Вероникой Гусаковой два года назад. Мы тогда узнали о Московском инклюзивном театре, слышали, что по России они тоже есть. Но на юге Красноярского края это нечастое явление. На «Территории 2020» мы защитили проект «Мост» по инклюзивному творчеству детей с особенностями развития. Затем еще один наш проект – «Лифт» получил поддержку городской администрации.

Когда только начинали воплощать проект в жизнь, слабо представляли, как организовать театральную деятельность с такими детьми. Система Станиславского нам помогла, но пришлось ее интерпретировать именно для индивидуальных особенностей каждого из ребят. Но знаете: в итоге мы все-таки подружились, и наши дети (теперь уже с уверенностью могу их так назвать) достигли неплохих результатов, отыграли два театральных сезона! Родители их не узнают, говорят, что дети изменились в лучшую сторону: стали более открытыми к общению, ушла зажатость, появился огонек в глазах. Да и для нас это была особенная практика: они учились у нас, мы – у них. Эти ребята воспринимают мир по-особенному: видят его другими картинками, эмоциями, чувствами и образами. С голосом работать оказалось сложно, но в пластике дети оказались способными. Спектакли получились с ними пластические. Языком тела можно сказать даже больше, чем словами. И ребята с особенностями развития это делают.

За два года через театральную студию «Герои», как мы ее назвали, прошло больше 50 детей с разными диагнозами: ДЦП, аутизм, повышенная активность. Однажды одного мальчика мы попросили нарисовать эскиз к декорации – как он это видит – получилось нечто необычное, сюрреалистическое! Думаю, и дальше нужно помогать развиваться этим детям. Ведь на самом деле они могут добиться грандиозных результатов! Например, единственный режиссер-аутист мирового масштаба Роберт Уилсон в детстве страдал сильным двигательно-речевым расстройством. Но его учитель и наставник Берд Хоффман не только помог ему избавиться от заикания, но и помог поверить в себя! И Роберт Уилсон стал выдающимся постановщиком, перфекционистом, полностью изменил представление о современном театральном искусстве. Свой талант он воплотил в пьесах, пользуясь больше языком тела, а не слов. Он ставит спектакли и в Театре наций в Москве с Евгением Мироновым. Например, посмотрите в Интернете «Сказки Пушкина» в авангардистской версии – очень интересно.

– Как важно ребенку встретить в жизни именно добрых наставников…

– Да. От этого во многом зависит его будущая судьба. Я очень благодарен всем своим наставникам. Прежде всего родителям, которые никогда не запрещали заниматься тем, что интересно именно мне: театр, КВН, фото, видеотворчество, выбор профессии – это мое и только мое решение. Еще сильно помог БАММ (Блог активной медиа молодежи Минусинска). Позвал меня туда Егор Пестриков, тоже активист, сейчас служит в армии. Очень помогла Любовь Викторовна Лепешева. Благодаря блогу я вышел на городской уровень мероприятий. БАММ – это площадка, где объединяются творческие люди, учатся друг у друга тому, что умеют сами. Там нет каких-то жестких рамок, графиков, списков мероприятий. БАММ – в хорошем смысле «неформалы», и это привлекает. Это площадка, где можно предложить самую невероятную идею и тебя поддержат.

Еще одной «точкой роста» для меня стала учеба в колледже. Как-то мы сразу сдружились группой и оказались очень близки по духу с нашим мастером курса Верой Тимофеевной Аторкиной. Очень рад, что попал именно к ней. Благодаря всем работам, которые мы реализовали в колледже за эти четыре года, мы научились разным способам и методам в творчестве, в какой-то мере начали понимать самих себя, чего мы хотим, о чем мечтаем. Вера Тимофеевна абсолютно открыта для любых новаторских решений, поддерживала наши даже самые сумасшедшие идеи! Например, в прошлом году помимо основной учебной деятельности мы организовали в колледже свою команду КВН «Ататорчане» (смеется). Жаль, что отыграли только два сезона – просто сейчас готовимся к госэкзамену.

– На нем-то вас и будут оценивать уже как постановщиков спектакля?

– Как режиссеров-постановщиков нас оценивали все эти четыре года, на каждом зачете и экзамене (смеется). Госэкзамен – понятно, другое дело. Больше ответственности, волнения. Оценивается все: от выбора литературного произведения до его воплощения на сцене. Например, я ставлю «Зойкину квартиру» М. Булгакова. Пьесу выбрал сознательно. Сколько лет назад она была написана? А тема «прохвостов» в России, которая в ней поднимается, актуальна и сегодня как никогда. В этом вся «соль» классической литературы. Если сравнивать классику и современную драматургию, мне больше нравится первое. Классика глубокая, она больше о нас, а современная драматургия какая-то плоская…

– Можно ли поставить знак равенства между профессионалом и идеальным режиссером?

– Можно быть профессионалом в своем деле, но ты никогда не будешь идеалом. Это так же, как не бывает идеальных людей. И как это вообще понять – идеальный режиссер? Тот, который нравится абсолютно всем и не вызывает никаких споров? Но тогда ему уже просто нечего делать в искусстве! Мне кажется, хуже некуда, когда тобой и твоим творчеством довольны абсолютно все. Всегда будет критика, будут споры. И это естественно.

Режиссер должен сначала понять себя, что он хочет донести своим творчеством, и только потом браться за работу. А еще режиссер, как мне кажется, живет в двух измерениях. Он вроде бы здесь, с нами. И в то же время он в своем внутреннем мире, через который пропускает все им увиденное, услышанное, прочувствованное, осмысленное, все, что впоследствии он превратит в творческую постановку, спектакль, проект и т.д. Так что режиссер работает постоянно. Как шутят в нашей среде, это профессия 24х7 – 24 часа в сутки 7 дней в неделю! Надеюсь, что в этот график мне удастся вписать не только будущую творческую работу, но и всю мою жизнь!

 

P.S. Завтра (15 июня) у Даниила –защита диплома. Пожелаем ему отличной оценки, успехов в творческом пути и исполнения всего задуманного!

Елена БЫЗОВА (Фото из личного архива Даниила Леонтьева)

Оставить комментарий

Комментарии