Вы здесь

Дорога к храму: Храм в честь Казанской иконы Божьей Матери,

Храм Казанской иконы Божьей Матери в селе Субботиносело Субботино, Шушенский район.

«Время разбрасывать камни, и время собирать камни». Эта известная многим фраза – из Екклесиаста, одной из книг Ветхого Завета. Ее автор – царь Соломон. Читая историю храма в честь Казанской иконы Божьей Матери, когда-то поруганной, потом восстановленной, я почему-то припомнила именно это высказывание мудреца. Когда-то в царской России святыню в селе Субботино Шушенского района возводили всем миром. Кто нес куриные яйца для придания большей прочности кирпичу, из которого складывали стены будущего храма, кто тащил бревна из тайги, кто ковал навесы… Словом, безучастных в собирании тех самых «камней» для будущей церкви – не было.

 

После революции 1917 года новая власть решила одним махом разрушить все каноны православной России. Иконы из субботинского храма растащили, часть разбили, бросив под обрывистый деревенский яр. Сначала плясали в бывшей церкви, затем зерно складировали. А впоследствии и вовсе забросили ее каменный остов. И чтоб не зияла она пустыми глазницами окон посреди деревни, решили снести. Ударили молотом по стене со стороны алтаря – такой стон на все село раздался, что разбежались в страхе наёмные разрушители. Когда же распался Советский Союз, понесли люди к остову храма свои маленькие «камни» в виде копеечек, стройматериалов и молитв. Камешек к камешку – так и восстановили за несколько лет церковь Казанской иконы Божьей Матери. И у каждого из тех, кто пришел сюда, была своя дорога к храму.

 

Всё из церкви убрать к вечеру! Здесь будут танцы…

Село Субботино получило свое название от имени крестьянина Субботина, построившего себе в этом месте заимку, к которой постепенно стали присоединяться и другие дома. Село стало строиться и расти с 1845 года.

В 1860 году на сельском сходе было принято коллективное решение о строительстве деревянной церкви за счет общественных приписных средств и личных вложений сельчан. Каждая субботинская семья должна была привезти из тайги по 4-5 бревен и отработать на строительстве церкви не менее недели. В 1861 году в церкви начались первые богослужения, которые проводили батюшка Феодор Коновалов и дьякон Архип Суховский. Службы проходили в недостроенной, неосвященной церкви, об этом свидетельствуют документы Минусинского архива. Освящение Казанской церкви произошло только в 1864 году Преосвященным Никодимом, епископом Енисейским и Красноярским.

Из краткого описания приходов Енисейской епархии 1916 года: «Субботинский Казанский приход выделился из Шушенского прихода в июле 1864 года. С 1866 года священником в церкви служил Василий Суховский. В 70-е годы при церкви было создано церковное училище».

23 мая 1903 года Енисейская духовная Консистория отправляет в строительное отделение Енисейского губернского управления документы на утверждение проекта строительства каменной церкви в селе Субботино Шушенской волости Минусинского уезда. Делу дали ход, учитывая, что деревянная церковь не вмещала всех прихожан.

С 1904 года началось строительство кирпичной церкви рядом с деревянной. Местоположение располагало к строительству: рядом песок, глина и кирпичный заводик купца Василия Калучина, он-то и изготавливал кирпич для церкви в благотворительных целях. Для большей прочности кирпича в раствор добавляли сырые яйца, которые люди собирали по-дворно в большие короба и свозили к заводу. Все кованые изделия (решетки, навесы, засовы) ковал кузнец Парамон Николаевич Цепелев. Общими усилиями святыню построили всего за четыре года. Старую же деревянную церковь разобрали и перевезли в село Шунеры, где она впоследствии сгорела.

В кратком описании приходов Енисейской епархии за 1916 год написано следующее: «В субботинском приходе значится одна церковь в честь иконы Казанской Божьей Матери. Библиотека при церкви незначительная. В церковно-приходской школе четырехгодичный срок учения, учащих два на сто учеников. В приходе есть попечительство и приходской совет».

Также в документе упоминается о двух домах: священнический с надворными постройками и дом псаломщика. Население в приходе – 3765 человек, в том числе 70 раскольников.

С 1906 по 1914 год священником в церкви служил Александр Иванович Воскресенский. В 1938 году батюшка был расстрелян за контрреволюционную деятельность. Реабилитировали его только в 1995 году.

Отец Дмитрий Мазун на службе в субботинском храмеВ 1936 году вышло постановление о закрытии церквей на территории Красноярского края. 11 января этого же года церковь в селе закрыли. Последний священник церкви отец Николай собрал свои вещи, запряг лощадь в сани и в лютый мороз вместе с детьми уехал из села. Его поймали и расстреляли в Минусинске. Дочери просили власть отдать тело отца для захоронения, но им отказали. До сих пор так и не известно, где покоится тело последнего сельского батюшки.

Операцией по разрушению храма командовал Василий Герасимович Огородников. Многотонные колокола были сброшены Федором Вахрушевым.

Из воспоминаний сельской учительницы Марии Андреевны Коптевой: «Нам, молодым учителям, было дано задание: «Всё из церкви убрать к вечеру. Если управимся, уже и будут здесь первые танцы».

Четыре конные упряжки были загружены церковным имуществом и под руководством Михея Чернова отправлены в село Ермаковское. Там груз не приняли и заставили вывалить под яр. Часть икон разбили, часть растащили по домам.

Здание церкви стало Домом культуры, потом его приспособили под зерносклад. А впоследствии оно оказалось совсем бесхозным и заброшенным. Были попытки раздолбить, разрушить храм до основания, но так и не поддались молоту намоленные стены святыни. Страшный стон раздался в тот момент, когда разрушители ударили молотом по стене, где располагался алтарь. В страхе разбежались наемные рабочие, которые, по словам старожилов села, потом приезжали в эти места и со слезами молили о прощении за свой кощунственный поступок.

Спустя много лет, в начале 90-х годов прошлого века, в селе приступили к восстановлению храма. Учителя-пенсионеры Елена Ивановна Домнина, Мария Васильевна Зорина, Полина Андреевна Кондакова, Нина Ивановна Трубицына и жители-энтузиасты Михаил Кузьмич Домнин, Юлия Николаевна Тодавчич, Вера Петровна Наговицына, Анна Денисовна Огородникова решили разбудить в людях желание восстановить красавицу-церковь, возродить веру на селе.

В 1990 году на сельском сходе было принято решение о реставрации церкви. Началась активная работа по восстановлению храма, и уже 4 ноября 1997 года, к престольному празднику Казанской иконы Божьей Матери, внутренние отделочные работы были закончены. Летом 1998 года начали наружные отделочные работы.

12 октября 1998 года храм посетил епископ Красноярский и Енисейский Антоний. Владыка оценил вклад сельчан в восстановление церкви, пожелал успешно закончить оставшиеся работы.

 

Через 33 поклона и три исповеди

Староста храма в селе Субботино Валентина ЕреминаКоренная жительница села Субботино Валентина Федоровна Еремина – одна из тех женщин, которые начинали реставрировать храм после перестройки в стране. Именно в тот период Валентина Федоровна и пришла к вере.

– Нельзя сказать, что деревня с царских времен сохранила традиции православия, их искореняли десятилетиями, но храм исторически всегда был дорог субботинцам, – говорит староста церкви. – Я в тот период работала председателем сельпо при совхозе. Помню, выкупили мы здание под хлебопекарню, его латать надо, а каменщика-то нет. Батюшкой в церкви служил тогда знаменитый на юге края архимандрит Алексий, он для реставрации храма привез из соседней республики работников, среди них и каменщики. Вот и решила я к ним за помощью обратиться. Несколько раз приходила в храм, а священника все никак не могла застать. Подошла тогда к работягам и прошу: «Не в ущерб восстановительным работам помогите дыру в здании заложить». Они согласились, к вечеру работа была выполнена. А люди-то мне и говорят: нехорошо ты, Федоровна, поступила, нельзя было без одобрения священника такие дела решать. В общем, пошла я на первую свою исповедь к отцу Алексию. Да все в толк не могла взять, что за грех совершила. Долго мне отец Алексей объяснял, я все спорила. Вот и назначил мне 33 поклона. Кланяюсь перед иконами, а сама думаю: больше в храм ни ногой. Долго после этого размышляла, все никак эту историю забыть не могла. Пошла снова на исповедь, и опять все закончилось поклонами. Только третья моя исповедь обошлась без епитимьи (смеется). С тех пор церковь для меня стала домом. Сначала просто ходила на службы, помогала в восстановлении храма. Потом священник благословил на клиросе петь. Сейчас понимаю: всё в жизни не случайно, каждого Господь своей дорогой ведет, кого через беду в храм приводит, кого через смирение. Слава Богу, что много людей откликнулось для помощи в восстановлении нашей церкви. Большую поддержку оказал нам наш земляк Леонид Николаевич Шорохов, нынешний министр сельского хозяйства Красноярского края. Меценатами также были Олег Дмитриевич Чупилко, Анатолий Георгиевич Лямин и многие другие известные на юге края люди. Большое им за это спасибо.

Сегодня храм действительно не узнать. Ухоженный, побеленный, благоустроенный снаружи и изнутри. Сейчас, в период пандемии коронавируса, прихожан здесь практически совсем нет. Но церковь открыта, священник отец Дмитрий Мазун проводит богослужения, а староста Валентина Федоровна следит за порядком.

 

Священник для паствы – отец и друг, учитель и врачеватель

Иконостас в храме Казанской иконы Божьей МатериТак сложилось, что постоянного священника в церкви Казанской Божьей Матери нет. За последние десять лет здесь сменилось 13 батюшек. Сейчас храм окормляет отец Дмитрий Мазун, который кроме того служит настоятелем в новом храме в честь Вознесения Господня села Казанцево и в храме Пресвятой Троицы в селе Средняя Шушь.

– Такая проблема существует не только в Субботино, а повсеместно, – говорит батюшка. – Мало того, что священников в принципе не хватает, они зачастую служат в нескольких храмах, иногда даже в разных районах. А самое прискорбное, что в любой момент батюшку могут перевести из одного прихода в другой. В дореволюционной России священников закрепляли за храмами, как говорится, навсегда. Только по причине немощи или кончины сменялись настоятели храмов. Чаще всего служение передавалось от отца к сыну. И это было правильно! Ведь священник для своей паствы – отец и советчик, учитель и врачеватель, юрист и собеседник. Люди перед батюшкой на исповеди душу открывают, делятся самым сокровенным и наболевшим. И привыкают к нему, как к родному. В деревне эта связь между пастырем и прихожанами наиболее чувствительна и близка. И во многом именно от священника зависит и численность прихода, и настроение прихожан. Церковь – это ведь не партия, не комсомол, а здравница для болящих душ. Счастливые и довольные жизнью сюда редко заходят. В основном со скорбями и немощами люди идут ко Господу. И встречает их на этом пути священник. Потому и важно, чтобы батюшки закреплялись за храмами и возрождали, укрепляли веру в людях годами.

Редкая икона Трех РадостейСвященником отец Дмитрий Мазун служит более 15 лет. Его рукоположили в 2004 году. Почти десять лет батюшка служил в Шушенском храме Петра и Павла, который переоборудовали из бывшего здания милиции. Именно он принимал активное участие в строительстве нового Петропавловского храма, который сегодня украшает центр поселка Шушенское. В 2009 году отец Дмитрий создал приход в селе Казанцево, где церкви не было с 30-х годов прошлого века. И вновь занялся батюшка строительством сельского храма. За несколько лет при поддержке спонсоров и прихожан в Казанцево построили деревянный храм в честь Вознесения Господня. Первые богослужения батюшка провел в нем в конце 2019 года.

Отец Дмитрий признается, что никогда не мечтал быть священнослужителем. Родился он в обычной советской семье, в городе Ачинске. Интересовался политикой, читал Маркса и Энгельса, любил дискутировать на темы истории и власти. А бабушкины рассуждения о Боге, о вере слушал как сказки.

– После окончания школы поступил в Ачинский техникум, получил профессию «техник-механик цветной металлургии», – вспоминает отец Дмитрий. – Мечтал, что после учебы по распределению поеду работать на берег Японского моря, но меня призвали в армию. После службы год отработал на глиноземном комбинате, затем уехал работать на Иркутский алюминиевый завод. Там познакомился с будущей супругой, кстати, и она оказалась родом из Ачинска. В 1989 году родители ее переехали в Шушенское, и мы тоже приняли решение обосноваться на юге края. Первое время работал на Шушенском молокозаводе, коробки с жиром подносил. А ушел с завода в должности главного инженера в 1997 году. Год работал на Минусинской кондитерской фабрике, потом несколько лет – в теплосетях поселка Шушенское.

О причинах того, что заставило впервые прийти в храм, батюшка откровенничать не любит. Слишком уж это личное!

– У каждого человека в жизни наступает момент, когда он задумывается о сущности земного пребывания, дает анализ своим поступкам и делам, приводит в порядок свои мысли, задумывается о том, что главное, а что второстепенно в жизни человека. Вот и у меня период такой наступил. Утрата близких, скорби… Вопросы, ответы на которые я нашел, только придя к Богу. Конечно, всё не случайно, такой путь выбрал для меня создатель, за что неустанно Его благодарю.

 

Без блеска, но и без треска!

Храм Пресвятой Троицы в селе Средняя ШушьХрам Пресвятой Троицы в селе Средняя Шушь, что в четырех километрах от Субботино, также построен при участии отца Дмитрия и нескольких сельских семей. Наибольший вклад в строительство внесла семья Виталия и Натальи Чесноковых. Семья переехала из Тувы в подтаежное село более десяти лет назад. Тогда в деревне был небольшой дом молитвы, которые даже для маленькой деревеньки численностью не более 500 человек тесноват был. Получив благословение у отца Дмитрия, Чесноковы занялись строительством. К первоначальному маленькому бетонному храму пристроили деревянное здание, установили купола. Первым священником в этом храме служил отец Анатолий Грудаков.

– Без блеска, но и без треска, – шутит отец Дмитрий. – Скромно здесь, но очень уютно. Паства в селе небольшая, но о храме наслышаны люди из окрестных деревень, которые с удовольствием приезжают сюда, чтобы повенчаться, покреститься. Недалеко от церкви есть источник с чистейшей водой, который освящаю.

Наталья Чеснокова следит за порядком в храме, во время богослужений поет на клиросе. Признается, что много чудес связано с этой святыней.

На клиросе в храме поет Наталья Чеснокова– Во время одного из богослужений в новом храме залетели три ласточки, сделали три круга и вылетели. Так символично, ведь храм носит имя Пресвятой Троицы, – говорит женщина. – Взгляните на эту икону Серафима Саровского, недавно она мироточила. А эта икона Николая Чудотворца была темной, едва виден был лик святого Николая. Сейчас она осветлилась. А еще у нас есть икона Трех Радостей, лик Богородицы с младенцем слева, а Иосиф Обручник и Иоанн Креститель – справа. У этой иконы любят молиться прихожане.

Строительство храма Пресвятой Троицы пока нельзя назвать завершенным. Нужно доделать крышу, завершить ремонт внутри храма. На все потребуется много сил и средств. Но батюшка Дмитрий уверен, что с верой и молитвою все устроится.

– Господь дает силы, и работу дает по силам человека. Иной раз кажется – не потянешь, не справишься, не хватит сил и здоровья. И такое бывает! А помолишься от души, попросишь помощи у Господа, он и помогает. В любом богоугодном деле Господь путь освящает.

Ольга НОВИКОВА (Фото автора)

Оставить комментарий

Комментарии