Вы здесь

Любить — до последней капли

Новый год – семейный праздник. И конечно, все под бой курантов пожелают благополучия для своей семьи, те, кто еще не нашел своих половинок — чтобы встретить, кто мечтает о детях — их завести.

В уходящем году у Любови и Сергея Козловых тоже совершилось значимое событие: в их жизни появился ребенок. Дашенька, двенадцати лет. Шестая по счету, она обрела в этой любящей семье заботливых сестер и братьев, внимательных родителей.

Девочку воспитывала бабушка, мама судьбой дочери давно перестала интересоваться. Как только врачи поставили пенсионерке тяжелый диагноз, Дашу забрали в детский дом. Надежду обрести любящую семью подарили приемные родители. Однако спустя время Даша снова оказалась в учреждении. То ли характер девочки, то ли неготовность к новой роли той пары… Но испытать такую трагедию – не приведи Бог никакому ребенку! Потом опять новая семья и опять детский дом… Когда Любовь познакомилась с историей Даши, из глаз ручьем полились слезы: «Ее бросали, предавали несколько раз, а мы заберем, мы воспитаем!»

Безусловно, с девочкой-подростком сложнее, чем с малышами, у нее сформированный характер, трудный возраст. Но в том доме, где царит любовь, непременно все получится! Любовь и Сергей всей жизнью доказали, что они умеют справляться с трудностями…

 

Помню, мы их привезли, уложили спать, а я села на диван, и в голове: они же теперь мои, два маленьких сердечка. Пойду, в комнату загляну, прислушаюсь: дышат. А у самой сердце бьется что есть мочи.

 

Думали ли лет пять назад Любовь и Сергей, что они возьмут на воспитание детей из детского дома? Конечно, нет. Обычная семья: росли в не многодетных, познакомившись, будучи студентами, – поженились, а потом и двух девчонок народили, таких умничек! Старшая Настя успешно себя проявила в учебе и после 9-го класса поступила в Школу космонавтики г.Железногорска. Правда, не доучилась, в связи с проблемами со здоровьем вернулась домой. Однако и минусинскую школу окончила с отличием и с легкостью поступила в СФУ. У младшей Гели — страсть к музыке. Не по родительской указке или вслед за подругой она взяла в руки электрогитару и теперь практически все свободное время посвящает своему серьезному увлечению. Более того – мечтает связать с искусством жизнь. Сергей — пожарный, по-настоящему глава семьи, хозяйственный, с отличным чувством юмора, построил дом, и к своим девочкам всегда относился трогательно и бережно. Лишь бы все у них было, а ему работа, в дополнение к основной, никогда не в тягость. Любовь — швея-закройщица; словно в подтверждение имени, она — воплощение женственности: заботливая мать, любящая жена, на которой домашнее хозяйство, дети…

Другие скажут: дом – полная чаша, ну и зачем брать обездоленных детей, яблочко от яблони ведь не далеко падает. Однако Козловы знали: они смогут растопить сердца ребятишек, смогут вырастить из них хороших, достойных людей.

Решение взять ребенка из детского дома пришло спонтанно.

— Старшая, поступив в университет, уехала в Красноярск, младшей, безусловно, стало скучно, — рассказывает Любовь. — Сидим однажды вечером, телевизор смотрим, и тут я возьми и скажи: «А может, нам ребенка взять? Геле не так одиноко будет». «Давай», — с серьезным спокойствием ответил Сережа. Ведь сил у нас еще много, возможности тоже есть. И лучшее, что мы можем — это вырастить детей, которые лишены заботы и родительской любви.

И закрутилось! Чтобы иметь возможность взять ребенка, Любовь записалась в школу приемных родителей, для этого пришлось уволиться с работы, ведь насыщенный график не позволил бы ей посещать занятия. Потом они искали по базе того самого, своего. Хотели мальчишку, все-таки, как любому мужчине, Сергею хотелось кому-то передать свои навыки, умения.

— И вот увидели Богдана, и сердце екнуло: наш! — и сейчас, вспоминая, Любовь еле сдерживает слезы. — Отправились за ним в детский дом. А оказалось, что их четверо сестричек и братьев, и детей не принято разделять. Два дня решалась судьба и наша, и Богдана с Лилей. Увидев ее, мы ахнули: ну копия Насти! Конечно, заберем! Еще один ребенок оказался с заболеванием, четвертый сам наотрез отказался, попасть в семью не было его желанием. Поэтому решение комиссии было положительным.

И вот, сами того не ожидая, Козловы в одночасье стали многодетными родителями. И снова садики, детские простуды, суета. К слову, старшие дети решение мамы и папы поддержали, лишь только с их согласия Любовь и Сергей решились на этот шаг.

— Многие приемные родители говорят про адаптацию, у Богдана и Лили ее не было, — говорит Сергей. — Они будто всегда жили с нами. Не было и лености или истерик, которыми пугают те, кто уже с опытом. Они наперебой рвались в помощники, тянулись за лаской. Единственное, конечно, пришлось их немного воспитывать, объяснять, что так делать нельзя или плохо.

Мама Богдана и Лили их воспитанием, конечно, не занималась. В ее жизни давно другие приоритеты, увы, — не дети. И потому — как они спят, что едят, ее особо не волновало. Дети были предоставлены сами себе, истощены, а любимым увлечением стали прыжки на панцирной сетке у кровати.

Адаптация скорее потребовалась Сергею и Любови. От того груза ответственности, который лег на их плечи.

— Помню, мы их привезли, уложили спать, а я села на диван, и в голове: они же теперь мои, два маленьких сердечка, — рассказывает Любовь. — Пойду, в комнату загляну, прислушаюсь: дышат. А у самой сердце бьется что есть мочи. Очень волнительно было поначалу.

Удивительно, но Богдан и Лиля растут будто отражением своих родителей — Любы и Сергея. Девочка – старательная, спокойная, мальчик – шустрый, верткий, про таких говорят «на месте дыру вертит». И конечно, в компании с сестрами ему было не так интересно.

— А потом я начала замечать, что он сам с собой разговаривает, — вспоминает Любовь. — Будто рядом друг с ним. Тогда мы задумались: надо бы ему братика.

Так появился в семье Андрюшка. Конечно, он намного мягче, спокойнее Богдана, но оно, оказывается, и лучше: мальчишки будто дополняют друг друга. Богдан заряжает Андрея, Андрей охлаждает пыл Богдана. Оба сейчас учатся в первом классе, и тут они друг другу лучшие помощники.

Судьба у Андрюши тоже не из легких. В свои шесть он уже многое повидал, что и взрослый далеко не каждый переживет. Мать его бродяжничала, маленький сын – вместе с ней. Спали где придется, ели – что на помойке найдут. Да и «папы» менялись часто.

 

От многого Любови и Сергею пришлось отказаться, во многом себя ограничить. Только своей жизни без детей они уже не представляют.

 

Стоит только представить, в каком состоянии – и физическом, и психическом – он поступил в приют Городка. Благо, уже через месяц в жизни мальчика появилась такая большая и любящая семья!

— Он ничего не мог есть первое время, — говорит Любовь. — Желудок, да и вся пищеварительная система нормально не работали. Представляете, его обычной едой был хлеб, пропитанный дешевым растительным маслом! Андрюша привычную для всех пищу – суп, котлеты, фрукты – в принципе не воспринимал, он даже не знал, что это такое и как это вкусно.

Конечно, дети, которые жили в таких условиях, как Андрей, Богдан, Лиля и другие, оставшиеся сиротами при живых родителях, практически все с разными серьезными заболеваниями. Не проходят даром асоциальный образ жизни их матерей, равнодушие, тяжелые младенческие годы, часто — голод и холод.

Но уже доказано, и не раз, какие чудеса способна творить любовь. И семья Козловых — еще одно тому подтверждение. От многого Любови и Сергею пришлось отказаться — от спокойного сна, отдыха, свободного времени, во многом себя ограничить. Только своей жизни без детей они уже не представляют. Любят всех до последней капельки и для каждого готовы на все.

Татьяна БЕЛЯЕВА

Оставить комментарий

Комментарии