Вы здесь

Как ребята из Сибирской глубинки покоряли мировой танцпол

Парень из деревни так загорелся брейкингом, что начал изучать его еще в пору отсутствия Интернета. Он объездил многие города и веси России, побывал в Восточной и Западной Европе и… открыл свое танцевальное движение в молодежном центре «Защитник».

Сегодня брейк-данс школа «Наследие» Виталия ЗЕНЧУРИНА настолько популярна, что в ней успешно занимаются несколько групп ребят разного возраста.

 

– Брейкинг – слово не наше. Для непосвященных – в чем его суть?

– Брейкинг, или брейк-данс (англ. breakdance), бибоинг – уличный танец. Относится к хип-хоп культуре, куда еще входят рэп, диджеинг, граффити, хип-хоп (как танцевальное направление). Брейкингом начал заниматься с 2001 года – просто увидел, как танцуют старшие ребята, и понравился сам стиль. Кожаные перчатки, банданы, кручение на голове на самодельном листе ДВП – все это показалось таким крутым, что захотелось самому попробовать. Тогда мне было 11 лет, Интернета в д.Копьево (Хакасия), где я рос, не было, и все приходилось изучать, разыскивая нужную информацию, встречаясь с другими брейкерами, самостоятельно. Это только усиливало вкус к увлечению.

– Виталя, но существует столько танцевальных направлений! Почему выбрал это?

– Лично меня брейкинг сформировал полностью как человека: то, где я нахожусь, чем занимаюсь, сделал именно он. Раньше я работал парикмахером, а танцы были просто хобби. Но постепенно в Абакане появились желающие – начал заниматься с молодежью. Затем предложили работать в «Защитнике». Если честно, Минусинск мне дико понравился! Я узнал его историю в области спорта, культуры, и город показался мне достаточно прогрессивным. У меня и сегодня студия в Абакане и в Минусинске, но минусинцы всегда были упорнее. Например, в 2013 году за два месяца мы смогли стать лучшими танцорами в брейкинге (в сравнении с другими районами юга края, Абаканом и Кызылом). Это был очень крутой результат, самый лучший за все время моих тренировок. Ребят с 2013 года помнят многие: Артем Черепанов, Захар Боровиков, Денис Угланов. И брейкинг совсем не мешал им быть активными в других сферах.

– А твой брат Артем Зенчурин даже попал на Первый канал?

– Была такая история. С Артемом мы настолько вошли во вкус, что путешествовали по миру. Началось все в 2008 году с первой поездки на чемпионат России по брейкингу в Туапсе. Там я взял первое место, Артем – второе. Потом появились спонсоры. В 2011 году мы путешествовали активно – состоялась наша вторая поездка в Европу. Артем попал в Голландию на чемпионат по брейкингу и стал чемпионом мира в возрасте до 18 лет. После этого его пригласили на программу «Пусть говорят», где он и «засветился». Потом попал в кастинг «Танцы на ТНТ» в Красноярске, прошел его и улетел в Москву. Сейчас в Питере преподает брейкинг для молодежи.

Если говорить о самых известных мировых фестивалях по брейкингу, то один из них – «Red Bull BC One». Чемпионат собирает 16 лучших танцоров со всего мира, проходит каждый год в разных странах. А предварительные отборы на него идут в течение всего года. В России, например, последний такой отбор прошел в Казани.

– У русских есть перспектива на таких фестивалях?

– Не просто перспектива! Мы – одни из лучших! Брейкинг – изначально американская культура. Но именно наши ребята танцуют брейкданс с душой, если можно так выразиться! К тому же, нам не обязательно делать элементы брейкинга именно американские. Брейкинг – не спорт, это творчество, поэтому мы вносим туда рашен-степ, и смотрится это всегда своеобразно, впечатляюще. Ну и наши могут в шапке-ушанке выйти крутиться на голове! Русские на мировой сцене брейкинга – в тройке лидеров точно!

– Наши умеют удивить?

– Еще как! Когда устроился работать в «Защитник», был такой случай: на одно из мероприятий к нам пришли минусинские депутаты. Один из них заметил: «Что этот ваш брейкданс? Давайте поддержим русскую культуру». После его речи как раз следовал наш выход. И мы показали в брейкинге такие элементы русского танца – присядку, степ и т.п., что депутат после выступления пожал мне руку и сказал, что берет свои слова обратно.

– А с какого возраста можно попасть к тебе на танцы?

– На опыте убедился: возраст – не всегда показатель того, что все будет получаться. И если дома ребенок «стоит на голове» – не факт, что ему нужно именно в брейкинг – находить себя в чем-то другом. А есть, наоборот, спокойные ребята, но танцуют круто. В Минусинске у меня занимается около 30 ребят, все – мальчишки.

– Девочкам вход на танцпол закрыт?..

– Отправляю их на хип-хоп. Девчонка может попасть на брейкинг, но не здесь. Это мой принцип. Девушка все же должна оставаться женственной, а брейкинг (в особенности старой школы, так называемый олдскульный брейкинг), в отличие от хип-хопа, более жесткий, мужской вид танца. И когда девчонки выходят на танцпол и начинают делать «качковые» элементы – это совсем не круто смотрится, а как-то нелепо. Может, кто-то из брейкеров меня осудит, а девчата обидятся – но такое мое мнение.

– Многие ли преодолевают этап от влюбленности до настоящей любви к танцу: когда первые восторги остыли, и на пути встают трудности постоянных тренировок?

– Немногие. За учебный год тех, кто приходит и уходит, – набирается порядка ста человек. Как нельзя принудить любить – также нельзя заставить танцевать. Одни влюбляются в брейкинг «с первого взгляда», и это дает им силы преодолевать все сложности, другие идут к результатам не один год через терпение.

Но в любом случае тот, кто окунулся в брейкинг и ощутил его вкус, – не уходит из танца навсегда. Даже если профессиональный путь ребята связывают с другими сферами деятельности – брейкданс остается для них отличным хобби, доброй тусовкой, хорошей физической тренировкой, местом, где просто отдыхаешь!

Елена БЫЗОВА

Оставить комментарий

Комментарии