Вы здесь

Мастер с добрым сердцем

В нашей семье хранился весьма старый родительский будильник, который, сколько мы ни отдавали его в ремонт, через короткое время опять останавливался. Казалось, старинные часы пришли в негодность. Выбросить их было жалко – с этим памятным предметом у мужа связаны теплые воспоминания о его маме.

Но полтора года назад произошло маленькое чудо. Супруг отнес часы к мастеру, «поколдовавшему» над ними так, что они радуют нас своим мерным тиканьем по сей день…

 

Необычное знакомство

Упоминание о мизерно символичной плате, которую взял за ремонт волшебный часовщик, удивило меня. Однако в еще большее изумление привела новость о том, что не «золотые руки» (как это принято говорить об умельцах своего дела) «реанимировали» наш будильник. Наладил часы мастер… без рук…

«Отнесем ему домашние пирожки? Так хочется от сердца поблагодарить этого удивительного человека! Заодно и познакомишь», – обратилась я к мужу после его впечатляющего рассказа о необычном мастере. Супруг согласился. К выходным пирожки с капустой были готовы, однако волнению моему не было предела: как поздороваться, что сказать, чтобы не задеть человека, и так обиженного судьбой.

Крохотная комнатка в доме-интернате для престарелых и инвалидов, где живет мастер, встретила нас теплом и светом, льющимся не только из единственного окна, но и дружелюбных глаз необычного человека. Оказалось, волнение было напрасным. Семен Тарасович Казанцев принял нас как ни в чем не бывало, как будто мы здесь не в первый раз. Даже стало немного стыдно и неловко за свою мнительность. Натуре Семена Тарасовича это не присуще: он не боится быть таким, каков есть. С каждой встречей убедиться в этом можно было все больше: мягкий, открытый для общения человек с невероятной волей и жизнелюбием. А ведь его житейская история вряд ли покажется кому-то заманчивой.

 

Словно война решила посмеяться…

Боль, разрывающая сердце, уже однажды коснулась семьи Казанцевых: их первенец умер еще в младенчестве. После него на свет появился второй сын, и молодая женщина готовилась стать матерью в третий раз. Казалось, все страхи давно покинули этот простой деревенский домик в маленьком селе Горный Алтай. Майский воздух вокруг был наполнен теплым и нежным дыханием весны, которое только усиливало внутреннюю радость матери, ожидающей появления на свет малыша. Однако в последние месяцы на женщину временами находило смутное предчувствие чего-то неладного: малыш как-то странно шевелился в ее чреве, не толкался ножками… Но какая мать захочет поверить в то, что с ее чадом что-то не так? И она отбрасывала тревожные мысли прочь.

Шел 1951 год. Не впервой было тогда деревенским женщинам рожать дома. Когда мальчик появился на свет – мать онемела от ужаса: ножек у младенца совсем не было, правой руки – практически тоже, вместо левой – крохотная култышечка, не доходящая до локтя… На какое-то время в доме воцарилось немое, страшное изумление. Казалось, словно эхо не так давно закончившейся войны прокатилось здесь, решив посмеяться над крохотным человечком, который появился на свет так, будто только что покинул место взрыва, покалечившего его руки и ноги…

 

Расставанье сквозь боль

Мальчика нарекли Семеном. С древнеиудейского имя Симеон (Шимон) переводится как «слушающий», «услышанный Богом». Может быть, бессознательно мать надеялась, что несмотря на непростую жизнь, которая предстоит ее мальчику, он все же будет услышан Богом и защищен Им на нелегком пути от всякого зла…

До восьми лет Сёма рос дома, стал свидетелем появления на свет сестренки – она родилась здоровой. Пришло время учебы. Специальной школы для детей-инвалидов в деревне, конечно, не имелось. Обучать мальчика на дому тоже было некому. Непростое решение отдать сына в детский дом родители приняли с тяжелым сердцем – мальчика в доме любили за его мягкость и доброту. Однако родителям нужно было работать, растить сына, ставить на ноги маленькую дочь… Так, чтобы учиться, Семен попал в детский дом им. Кирова, находившийся в 18 километрах от села Агинское Красноярского края. На каникулы мама с папой его больше не забирали… Интернат стал для мальчика единственным домом.

Я в ступоре... «Вы обижены на родителей?» – спрашиваю у Семена Тарасовича. Он понимающе смотрит на меня добрыми глазами, в уголках его скромной улыбки – едва затаенная легкая грусть. Немного помолчав, отвечает: «Нет. Скучал, конечно… Но кто знает, как поступил бы я сам, оказавшись на их месте? Может быть, так же… Все мы люди».

Он смог не просто как говорят «отпустить ситуацию», но и от всего сердца простить родителей, о которых сегодня вспоминает с теплотой. Прощение – вот что, по словам нашего героя, является основой умиротворения души. Да и что обижаться? Уже давно нет их на белом свете, остались только холмики на старом погосте. Зато живет в тех же краях родная сестренка – не иначе, как именно в такой ласковой манере говорит о ней Семен Тарасович. И родителей, пока были живы, навещал, и «к сестренке в гости ездил», будучи взрослым. Никакие препятствия не могли его остановить, даже собственная инвалидность.

 

Невозможное – возможно!

Хотя Семен Тарасович уже давно свыкся со своей жизнью и увечной ее не считает. Часы с кожаным ремешком на его левой «руке» – не аксессуар, а незаменимый элемент существования.

– Все, что мне нужно – делаю сам! – уверенно отвечает он. – Зубами вставляю ложку под ремешок – и все, пошел кушать! Также и зубы чищу. И кровать сам заправляю, книги, журналы читаю. Персонал только помыться помогает, в комнате прибираются. Стараюсь как можно больше двигаться, чтобы по возможности больше самому все делать – а то ведь так засидишься.

Но с таким жизнелюбием, как у Семена Тарасовича, вряд ли засидишься! Не только кушать может он сам, но и делать самое удивительное – ремонтировать часы!

«Попробуйте взять отвертку в зубы и под углом закрутить винтик, при этом держать механизм, чтобы он не двигался… Это невозможно без помощи рук» – прочитала я однажды в Интернете такое рассуждение, автором которого выступал мастер-часовщик с 40-летним стажем работы. Однако жизнь Семена Тарасовича доказывает, что при невероятном желании и силе воли невозможное возможно! Он ремонтирует часы именно так: одним глазом зажимая маленькую лупу, зубами держа отвертку, помогая при этом теми «руками», какие у него есть.

Интерес к часам, тому, как они устроены, появился еще в юности. Однако вплотную ремонтом часов он увлекся с 1975 года, когда уже жил в Минусинском доме инвалидов.

– У меня был хороший друг, тоже инвалид – Александр Зуев (ныне покойный) – так он мне столько всего показал, многому научил тогда, – с увлечением рассказывает Семен Тарасович. – А первые часы, которые отремонтировал на заказ, до сих пор помню: юношеские, Пензенского часового завода «Заря». Сделаны они были на совесть – с балансовым регулятором, анкерным спуском, противоударным устройством, на 17 рубиновых камнях! Сейчас такие уже не выпускают. Бывает, китайские часы принесут, смотришь на них – сделаны, как одноразовые. Даже разобрать такие сложно.

 

Хранитель добрых воспоминаний

Правда, в последние годы умельцу-самоучке все реже выпадает возможность проявить свое мастерство: сотовые телефоны и другие гаджеты вытесняют бывшие когда-то незаменимыми часы. Чаще обращаются люди, для кого «ходики» – не просто механизм со стрелками, а памятный предмет, запавший прямо в сердце. Например, муж моей сестры привозил ремонтировать часы, которые подарила ему будущая супруга еще во время их дружбы. Согласитесь, когда предмет связан с такими воспоминаниями, выбросить его не представляется возможным… Значит, Семен Тарасович не просто наладчик часов, но и своего рода хранитель наших добрых воспоминаний. Разве не здорово, когда ты несешь ближним такую радость? Несешь ее тихо и, кажется, незаметно. А тем временем десятки душ рядом с тобой отогреваются. Люди, видимо, чувствуют эту доброту и тянутся к человеку, ведь у Семена Тарасовича немало друзей, среди которых – известный сибирский писатель Владимир Топилин. Наш герой очень любит его книги, а еще – природу. Не раз вместе они выезжали в лес, бывали в тайге.

 

Знакомство с Семеном Тарасовичем вдохновляет и показывает, что и для человека с ограниченными возможностями здоровья жизнь может быть неограниченной. Если, конечно, он сам этого захочет... А то ведь бывает, что и с руками-ногами, но бедовой головой, мы сами строим для себя непроходимые стены из блоков недовольства, озлобленности, зависти и страхов, создавая в своем сердце ад.

Конечно, наш герой вовсе не железный человек, чего и не скрывает. И с ним случались отчаяние, душевная боль – все, как у всех людей. Но каждый раз он старался терпеливо преодолевать трудности и прежде всего – самого себя.

Елена БЫЗОВА (Фото автора)

Оставить комментарий

Комментарии

Аватар гостя

Александр Колбасов 6 месяцев назад

Еще послесловие к материалу: У героя зарисовки Елены большая проблема с инвалидной коляской. Аккумулятор, который который приводит ее в движение, стал старым, непригодным. Купить новый Семену Тарасовичу проблематично. Может быть, как то организовать решение этой проблемы?

Аватар пользователя

Елена Бызова 6 месяцев назад зарегистрирован 2 года назад

Попробуем вместе

Аватар гостя

Гость 6 месяцев назад

Браво!

Аватар гостя

Александр Колбасов 6 месяцев назад

Лена, ты молодец! Материал по журналистки крепок, за душу берет. Конечно, на фоне современного общества, сумасшедшей жизни, островки добро просто тонут. А они тоже хотят внимания. Данный материал как раз об этом! Спасибо!

Аватар гостя

Гость 6 месяцев назад

Добрый день, подскажите Семен Тарасович чинит часы- ходики? И как его найти в доме интернате? Там свободно можно придти?

Аватар пользователя

Елена Бызова 6 месяцев назад зарегистрирован 2 года назад

Доброго дня. Да, придете к дому-интернату, на входе на вахте скажете, что принесли часы на ремонт к Семену Тарасовичу. Его там все знают, вам подскажут, как пройти в корпус. А в корпусе покажут его комнату. Он будет очень рад  часам, новому делу и новому знакомству!

Аватар гостя

Ольга 6 месяцев назад

Суперская статья.Леночка, молодец!!!