Бессмертный полк

Вы здесь

115 пост. Экспедиция называется...

Засел за комп. Преодолев (едва-едва) праздничное безделье - православное и светское - встал в свою коллею: пишу короче...

Работы много. На рабочем столе БОМЖ. Сага жизни, точнее Книга вторая "Экспедиция называется...".  Истории коллизий работы и жизни моих коллег-геологов, поисковиков и разведчиков мпи -  последней четверти XX и XXi веков. 

Тисну тут главки и подглавки из этой части БОМЖа...

 

Часть первая. Солнца и ветра брат

Кто бывал в экспедиции,

Тот поет этот гимн,

И его по традиции

Мы считаем своим,

Потому что мы народ бродячий,

Потому что нам нельзя иначе,

Потому что нам нельзя без песен,

Потому что мир без песен тесен…

“ …Геологи едут. Карту достанут, дорогу спрашивать будут… Тебя в кустики поведут, меня огненной водой поить будут… Экспедиция называется» (из анекдотов о чукчах)

 “Он был влюблен два раза: один раз в Советском Союзе, другой раз в Люсю”. Неизвестный умник

Глава первая. В поисках отца и министровой матери

– В шахматы играете? – спросил кадровик, на мгновение замерев и вновь озарившись внутренним прозрением. Рот его кривило гримаской постыдного удовольствия, будто смакованьем глотка водки. И даже заплаканные глаза блеснули неожиданной дерзостью.

– Я… без поражений… Противники слабые. – медля, ответил Шкалик, не понимая ход его мысли.

– Вот и замечательно! Едемте! Идите во двор, там нас ждет белая “Волга”, а я пока закрою кабинет и… Да, вот ещё что: с нами поедет… Точнее, это мы… поедем с начальником экспедиции Миркиным. На его “Волге”… Я сейчас спрошу разрешения… Вам не надо в туалет? Это там… – уже уходя, он показал рукой вдоль коридора. – Ждите у машины, Евгений…

Белая “Волга” начальника экспедиции “Востсибуглеразведка” Миркина, маленького человечка в черном суконном пальто, в черной же каракулевой папахе, надвинутой на антрацитовую черноту глаз, только что секундным взглядом пронзивших Шкалика, уже вышла на трассу вдоль Ушаковки и набрала ход. Позади, как белая бурка на всаднике, взвихренная и трепещущая под напором ветра, незримой и бесплотной мощью атаковала колючая поземка. Всадники ли погони, ангелы ли – неистовые, неукротимые – стремились вслед лошадиной силе, свистя и шелестя беззарассудным гиком. Накрененная наперед, словно вопреки законам инерции, но по воле и силе самозабвения, ватага незримой погони составляла бы пассажирам салона почетный эскорт, когда б была вообразима. Вообразилась бы смертной угрозой, когда б была обнаружена… В машине молчали. Шофер и кадровик – в силу субординации, Шкалик, как человек, пораженный в правах. Миркин…

Его появление возле “Волги”, цепкий взгляд, наторелая посадка в машину – деловитые и вальяжные телодвижения – в глазах Шкалика сиюсекундно возвеличили фигуру начальника до памятника. Папаху в салон машины внес с ювелирной точностью, ноги – словно в балетном па – легко и грациозно… Что-то распорядительное говорил шоферу, не глядя на него, но озирая окрестности.

Внезапно он слегка обернулся в сторону кадровика и укоризненно-резко произнес:

– Ведь можешь, Тюфеич, когда захочешь! Нашел специалиста в мгновение ока, стоило тебя по-матушке приголубить. И не обижайся: у меня тоже нервы… Подай им кадры – словно пирожки из печи. А у тебя – внеплановая текучесть! Ты мне статистику не порть! Работай! Кстати, откуда геолога-то взял? Что молчишь, студент? Откуда он тебя переманил? – и теперь уж полуобернулся на Шкалика.

Шкалик растерянно молчал. Кадровик выручил:

– Наш он, Яков Моисеевич. С политеха. Эти статистику не портят. Вот приедем, обустроим, с девушками познакомим. У меня на него большие надежды… В шахматы играет неплохо… Так, Евгений Карпович?

Шкалик смутился, но вида не подал и кадровика поправил:

– Борисович я… С политеха. Не подведу…

– Ах-да, Борисович...

– Евгений, значит? А по фамилии?

– Шкаратин.

– Ну-ну, надеюсь ты не из тех, кто… – Тут Миркин   замолчал. И все молчали.

Багровое монголоидное лицо Миркина, сегодняшним утром обратившееся в лающий египетский сфинкс, Тюфеич не мог выбросить из головы. Как оно его пожирало!

– Настоящий кадровик - это отец родной, наставник. Он берёт кадр молодым спецом – парня, девицу, амбициозную женщину… и выращивает их до профи. - В начале разговора Миркин выглядел, как всегда,терпимо-сносным. –  К примеру тот же Щадов Михаил Иванович: паренек из глуши, из провинции, а в столицах не последний человек! Зам министра! Так его ведь кто-то вырастил... Хорошие наставники потрудились! Сейчас плоды пожинают. У тебя есть такие в резерве? Так лепи из них щадовых! Холь, лилей, пропесочивай!.. Но чтобы не стыдно было в людях показывать. Отдача будет на старости лет. – Он уперся тяжелым взглядом в переносицу кадровика и заговорил, словно заколачивая каленые гвозди в подсознание:

–У тебя кадры должна быть как… янтарные бусы, пусть даже из говёшек и конфеток.

– Из говёшек не получится – успел вставить Тюфеич.

– Это у говённого кадровика не получится! Говёшки, конфетки – всё органика. Как те же уголь, графит и алмаз. Ты знаешь, что химсостав угля и алмаза содержат углерод, и они - едва не братья родные?..

– А если всё же не получится? – лучше бы Тюфеич этого не говорил. Миркин побагровел своим смуглым лицом до огородного буряка, набычился и – снизу вверх – буром стал наскакивать на кадровика, оттесняя его к двери.

– Уйди с глаз долой! Пропади пропадом! Ты что мне свою профнепригодность демонстрируешь? Расписался в собственном бессилии?! Тогда пошёл вон! Не получится у него. Ты для начала поработай с материалом-то, с гумусом или с карбоном. В печь его посади,в воду куряй, об столб телеграфный выколоти, и  присматривайся,  присматривайся… что получается! И нечего мне тут  руки хэнде хох раньше времени... – Своими руками он наглядно продемонстрировал гневный  пыл и, круто развернувшись, вернулся к креслу. – А не получится - сотри в порошок и распыли в огороде. Всё польза будет. Иди. Готовься в Черемхово… Да работай с кадрами как следует, иначе я тебя сам в порошок сотру. И скажи спасибо, что у меня сегодня благодушное настроение! Кадровик он, видите ли, из говёшек...

Пропесоченый до блеска слезы, Тюфеич молча покинул кабинет Миркина. Таким и встретился со Шкаликом…

 

 

Оставить комментарий

Комментарии