Вы здесь

108 пост. Мартьяновские чтения: постскриптум

В голове кое-как отстоялись впечатления от 29-х Мартьяновских чтений: утряслось. А было всякое! Встречи, короткие обмены новостями, пленарное заседание с очень любопытными собщениями. И, наконец, встречи в малом кругу на секциях, с сообщениями впечатляющими, разномастными и разнотемными. Моя секция, уже традиционно "Краеведение и родословие". Руководитель секции Алексей Нилогов, к.ф.н., философ, родослов. Куратор Боярченко Ольга Ивановна, гл. хранитель.

Мое сообщение - продолжение темы  родословной, представленной на 28 Чтениях книгой "ОТЧИНА", называлось "Военная история Евмена Болотникова".  О боевом пути моего дяди Евмена...

 

                                                                                                                            фото Н. Пивоваренко.

Военная история Евмена Болотникова

В семье моего деда Бориса Дмитриевича Болотникова, переселенца в Сибирь из Могилевской губернии (Беларусь), было шестеро детей: четыре мальчика, две девочки. Трое сыновей принимали участие в боевых действиях Великой Отечественной войны. Два сына не вернулись с войны. Нам предстоит собрать сведения о их военной истории. Нынешнее исследование – о  судьбе Евмена Борисовича Болотникова.

Помнятся стихи Александра Твардовского:

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь, –

Речь не о том, но все же, все же, все же...

 

Семейная история не сохранила почти никаких сведений о моем дяде Евмене. Со слов отца знаю, что уехал из Теси и жил-работал будто бы в Черногорске. Возможно, в Енисейске. Воевал, вроде бы, в танковых частях, т.к. в колхозе был трактористом. Был женат. Родилась дочь. И только. Даже имен жены и дочери семья моего отца (и деда) не знали. Никакой переписки не сохранилось.

В поисках родового гнезда и сведений о моей родословной история Евмена Борисовича, казалось, была неподъемна: не было никаких зацепок. Однако поиск в архивах и на ресурсах интернета обнаружил следующее:

Евмен Борисович, один из жителей села Тесь предвоенной поры, неисповедимыми путями попал в Северо-Енисейский район. Это стало известно в результате поисков погибших и пропавших без вести односельчан и с помощью энтузиастов-поисковиков и других неравнодушных людей.

БОЛОТНИКОВ Евгений Борисович Дата рождения/ 1909 Дата выбытия 12.04.1942. Название источника информации Книга памяти. Красноярский край. Том 6[i]

И ещё с одного ресурса:[ii]

Информация из донесения о безвозвратных потерях: Болотников Евгений Борисович                                     Дата рождения 1909                                           Место рождения Красноярский край, Северо-Енисейский р-н                                                           Дата и место призыва Северо-Енисейский РВК, Красноярский край, Северо-Енисейский р-н     Последнее место службы 21 сд                                     Воинское звание красноармеец                                   Причина выбытия - убит                                                 Дата выбытия 12.04.1942                                               Первичное место захоронения Ленинградская обл., Подпорожский р-н, д. Вонозеро[1][iii] севернее, 8 км. Название источника информации: «Информация из донесения о безвозвратных потерях»[iv]

 

Однако, на самом деле красноармеец Болотников, призванный из Северо-Енисейска, числится здесь под именем Евгений Борисович Болотников. Это случайное расхождение в имени, или сведения о двух разных бойцах? Именно это стало нашей задачей в поиске. Найти что-либо об Евмене Борисовиче в вируальных поисках и через архивы не получилось. Не получилось и уточнить сведения из военкомата Северо-Енисейска (откуда призван Евгений Борисович) о призывнике Евмене Болотникове...

Отсюда ответили, что «согласно запроса от 20.09.2017 года по Болотникову Евмену Борисовичу в архивах МБУ «Муниципальный музей» данных о человеке не значится. Сделан запрос в Архивный отдел администрации Северо-Енисейского района и в военкомат Северо-Енисейского района Красноярского края. Откуда поступили ответы, что Болотникова Евмена Борисовича нет, а есть Болотников Евгений Борисович. Ответы от Архивного отдела и Военкомата прилагаем. Приложение на 5л. в 1 экз. С уважением,  Заведующий МБУ «Муниципальный музей» Н.М. Поклад».

Но в прилагаемых документах обнаруживаю запись, которая объясняет всю путаницу имен дяди Евмена. Цитирую дословно полученный документ:

«На ваш исходящий от 22.09.2017 г. № 219 сообщаю, по архивным данным военного комиссариата Северо-Енисейского района Красноярского края, имеется следующая информация. В алфавитной книге мобилизованных в Советскую армию Северо-Енисейским военным комиссариатом дело № 6 стр.10 № п/п 61, значится: Болотников Евмен Борисович. Родился в 1909 году. Был призван 3 сентября 1941 года;

По книге Памяти Красноярского края Том 6 стр. 419, значится: Болотников Евгений Борисович. Родился в 1909 году. Рядовой. Погиб в бою 12 апреля 1942 года. Похоронен в г. Подпорожье обл. Другой информацией военный комиссариат, к сожалению, не располагает. Военный комиссар Северо-Енисейского района Красноярского края подпись А. Пашков»

02.10.2017 г. исх. № 823

 

Так неожиданно получил результат: драгоценную строчку: «По алфавитной книге мобилизованнных в Советскую армию Северо-Енисейским комиссариатом дело № 6 стр. 10 № п/п 61, значится: Болотников Евмен Борисович. Родился в 1909 году. Был призван 3 сентября 1941г.»

Это первое и пока единственное свидетельство того, что дядя Евмен жил и, вероятно, работал в Северо-Енисейском районе. Где именно жил? С кем? Где и кем работал? Где и как погиб? Эти вопросы пока не имеют ответов. Попробуем разобраться…

Из найденных на ресурсах интернета документах было понятно, Что Евгений (Евмен) Борисович Болотников воевал в составе 21-го стрелкового дивизиона в воинском звании красноармеец (в другом – стрелок).

Обратимся к мемуарам военнослужащего А. В. Басова, доктора исторических наук. В статье «ЮЖНЕЕ ЛАДОЖСКОГО ОЗЕРА (Очерк о 73-й отдельной морской стрелковой бригаде)» он делится воспоминаниями очевидца событий[2][v]:

«11 апреля бригада, усиленная двумя отдельными лыжными батальонами (120-м и 189-м), перешла в наступление с целью перерезать дорогу, ведущую па Петрозаводск, и улучшить позиции. Как стало известно потом, мы обеспечивали фланг наступавшей правее 21-й стрелковой дивизии. Это было первое боевое крещение бригады в активном бою – наступление на сильно укрепленную оборону противника. 3-й батальон форсировал Яндебу и закрепился на ее северном берегу. Развить успех бригада не смогла, так как каждый батальон наступал на очень широком фронте. И хотя командир бригады полковник Н. В. Рогов и начальник штаба подполковник Я.Я.Запирич требовали от командиров батальонов развивать продвижение того взвода, который достиг наибольшего успеха, командиры батальонов, не имея резервов, не могли быстро наращивать силы. Противник успел организовать огневое противодействие тем подразделениям, которые вклинились в его оборону.

Части 21-й стрелковой дивизии продвинулись вперед на 7–9 км. 1-й стрелковый батальон бригады, которым командовал майор В. Козаков, прикрывая фланг дивизии, попал под вражеский удар и понес большие потери. Чтобы восстановить огневую связь с батальоном, не допустить его окружения, к нему была направлена полурота разведки лейтенанта И. Козыря, которая скрытно выдвинулась на фланг противника и атаковала его.

Третий батальон, прорвав оборону, форсировал реку и оседлал шоссейную дорогу, ведущую к Петрозаводску. Однако узкий участок прорыва простреливался из всех видов оружия. Морские пехотинцы в суровых зимних условиях не могли окопаться, зарыться в землю и несли большие потери. На следующий день в группе наступавших подразделений остался лишь один командир – лейтенант И.И. Максяков. Морской связист по специальности, он умело руководил подчиненными и поддерживал связь с артиллерийским дивизионом. Вызывая артиллерийский огонь, горстка пехотинцев двое суток удерживала отвоеванную позицию. Когда лейтенант Максяков был ранен и почувствовал, что силы его покидают, доложил командиру дивизиона обстановку, закончив: «Я умираю, пришлите мне замену. Прощайте, товарищи!» И.И. Максяков посмертно был награжден орденом Ленина[3][vi].

Весеннее наступление 1942 г. не привело к ожидаемым результатам, но многому научило: необходимости тщательной организации огня, массирования сил, непрерывности управления подразделениями в течение всего боя и, конечно же, умению окапываться в любых условиях. Теперь бригада была готова, но только к ведению обороны, но и к наступлению на противника. Молодые лейтенанты – командиры взводов, рот и батарей стали понимать бой, принимать наиболее целесообразные в каждой ситуации решения; поняли, что для успешного наступления одной храбрости мало, нужны средства разрушения вражеской обороны, подавления его огня.

Конец апреля и май были на редкость тяжелыми. Растаял снег, вместе с ним кончились зимние дороги, началась распутица. Бригада оказалась на болоте, отрезанной от баз снабжения. Сухари и консервы сбрасывали с самолетов. Вместо махорки курили сосновую кору. Экономили каждый снаряд, каждый патрон. Лошадей кормили еще не распустившимися ветками. По мере расходования запасов положение становилось критическим…»

Исследуем документ описания боевого пути 21 стрелкового дивизиона:

«Выписка из журнала боевых действий артиллерии 21 сд»[4][vii]. Выписка на период 5.04.1942 – 13.04.1942 гг.

5.4. 42 г.

ОЗАВ. Открыть огонь по появившимся самолетом противника

Задача выполнена. Израсходовано 93 снаряда.

6. 4. 42 г..

 Артиллерия Дивизии огня не вела.

 

 7.4. 42 г.

Артиллерия дивизии огня не вела.

 

8.4.42г.  22.00-

ПТБ 14-го СП – подавить огонь станкового пулемета

Задача выполнена. Израсходовано 11 снарядов

9.4.42 г. 12.10-12.20

21-у АП – рассеять автоматчиков, засевших в школе на сев. -вост. окр. Урицк по заявке командира 14-го стрелкового полка.

Группа автоматчиков рассеяна. Израсходовано 12 снарядов.

10.4. 42 г. 16.40 -17.00

21-у АП - рассеять группу прот-ка, которая производила оборонные работы в квадрате. 3941

Задача выполнена. Израсходовано 6 снарядов.

16.30 - 16.40

21-му АП рассеять  группу противника производившей расчистку траншеи на сев.-вост.окр.Старо-Паново.

Задача выполнена. Израсходовано 5 снарядов.

17.00. 17.15

21–му АП - произвести пристрелку рэпера.

Задача выполнена. Израсходовано 6 гранат.

 

11.4. 42 г.

9.20-9.30

Пристрелять НЗО Слон.

Задача выполняла. Израсходовано 3 снаряда.

11.40 - 11.45 

21-у АП - привести к молчанию пулемет противника.

Пулемета в ДЗОТе приведен к молчанию. Израсходовано 6 снарядов.

12.4. 42 г.

18. 30. -18.40

на 8 го СП рассеять группу про-ка в р-не рощи «Гадкая».

Группа рассеяна. Израсходовано 6 нарядов.

12.30. – 12.40

На 6-го СП подавить арт. батарею про-ка в р-не Старо-Паново.

Батарея приведена в молчание. Израсходовано 6 нарядов.

13. 4. 42 г.

ПВ 8 –го СП - выстрелом проверить откат системы 

Израсходован один снаряд.

 

 

Выделенная жирным шрифтом дата - дата гибели Евмена (Евгения) Борисовича, красноармейца 21–го стрелкового дивизиона. Как видим идут активные боевые действия: налеты бомбардировщиков, огонь батерей, стрельба из ДЗОТов станковыми пулеметами, вылазки групп противника… Нам уже не узнать, как он погиб - от пули или разорвавшегося снаряда… В роще с характерным названием «Гадкая», или под Старо-Паново. 13 апреля – на фронте затишье. Словно в честь погибшего моего дяди.

Вечная ему память.

 

После моего звонка командиру поискового отряда ПО «Важинский поисковик» (по местам боев в Ленинградском районе) Юрию Владимировичу Шершневу, получил  от него краткую устную справку: «Болотников Евгений Борисович был в 94 сп, из сообщений 94 сп. погибшие 12.04.1942 значатся похороненными у дороги, в 8 км севернее Вонозеро и на безымянной высоте в квадрате 4366, т. е. в районе Смыкозеро.»

На словах он добавил, что, вероятно, это 1-й, или 2-й батальон. «Скорее, второй…» И назвал ещё высоту… № 113 ?

Никаких подтверждающих документов не приложено. Мой поиск продолжается.

Алексей Болотников, краевед, методист Тесинского художественного музея.

 

 

 

 

 

 

 

[iii] Вонозеро. Если мимо Погринки двигаться по грунтовой дороге прямо, то через два с половиной десятка километров встретится Вонозеро. Здесь в 1855 году была построена деревянная церковь Рождества Иоанна Предтечи, закрытая в 1940 году и сгоревшая в годы войны. На живописных берегах этого крупного озера не осталось жилых построек от деревни, сгоревшей во время войны и пионерского лагеря, разрушенного в  послеперестроечное время. Из Вонозера вытекают три речки Яндеба, Погра и Палежма. Старики рассказывают, что в былые времена, когда по одной из них шел на нерест лещ, можно было по спинам тесным косяком плывущих рыбин пробраться на другой берег. Здесь ежегодно проходит районный турслет, на который собираются сотни подпорожцев.

[v]  В годы войны. Статьи и очерки. М.: Наука, 1985. С. 98-120.

[vi] Боевой путь Советского Военно-Морского Флота, с. 444.

 

 

 

 

Оставить комментарий

Комментарии